Принудительное лечение наркомании

Существует ли в России принудительное лечение наркомании? Как оно может происходить? Что делать, если наркозависимый отказывается лечиться?

 

Теоретически принудительное лечение человека, больного наркоманией (с установленным диагнозом) возможно по решению суда, так как наркомания является психическим заболеванием и в определенных случаях может подпадать под критерии недобровольной госпитализации. Однако на практике такое вообще не встречается, то есть фактически действующего законного механизма недобровольного лечения наркомании в России нет.

Любой реабилитационный центр, в который наркозависимого помещают против его воли работает вне правового поля (ст. 127 УК РФ – Незаконное лишение свободы). Прецедентов привлечения по этой статье в российских регионах набралось уже несколько десятков с обвинительными приговорами и реальными сроками заключения для сотрудников реабилитационных учреждений.

Однако, ответа на вопрос — что делать в ситуации, когда наркозависимый делает жизнь своей семьи невыносимой, и сам находится в постоянной опасности от возможных смертельных последствий своей болезни, ни полиция, ни медицина не дает. То есть, семья наркомана юридически не имеет возможности изменить ситуацию, если человек отказывается лечиться, оказывается в безвыходности.

Спрос же в обществе на решение этой проблемы является огромным, и естественно он рождает предложение.

 

Интервенция

Сегодня много реабилитационных центров предлагают провести интервенцию, — услугу, под которой подразумевается, что, уговором, убеждением, запугиванием, обманом или силой, но наркозависимый окажется в реабилитационном центре, уйти из которого он сможет только по решению его родственников с которыми заключается договор. Как уже сказано, юридически это преступление, однако безвыходность ситуации часто оказывается намного сильнее страха правовых последствий. Многие реабилитационные учреждения гарантируют, что человек по результатам интервенции со стопроцентной вероятностью окажется в реабилитационном центре.

Часто возникает вопрос – а эффективно ли вообще подобное лечение зависимости, если оно происходит против воли человека.

Ответ таков: реабилитация – это процесс сознательный и он возможен только при добровольном участии пациента. Но, этот процесс возможен и в том случае, если решение лечиться пациент принимает уже находясь в «реабилитационном центре», куда он попал не по своей воле. Другими словами, осознание необходимости проходить лечение или реабилитацию для таких пациентов может прийти через несколько недель или месяцев насильственной изоляции и соответственно невозможности употребления наркотиков. А, добиться от зависимого этой осознанности и его собственного решения значительно сложнее или просто невозможно без изоляции от наркотика, от круга общения, тое есть соупотребителей. В такой ситуации, реабилитационный центр становится физическим барьером между человеком и продолжением наркотизации. И этот барьер сохраняется вплоть до того, пока человек не придет в себя, не откроет глаза на свою и жизнь свое реальное положение. После этого и начинается настоящая реабилитация.

Ситуация может быть схожей даже если наркоман сам согласился на реабилитацию, но сделал он это под сильным давлением родственников, не принимая необходимости в этом процессе, то есть молча отрицая лечение.

При квалифицированной постановке процесса такой подход является эффективным. То есть, оказавшись в реабилитационном центре не по своей воле, но, уже будучи в реабилитационном процессе, осознав и согласившись, что у него есть проблема и ее нужно решать, то есть лечить, человек вполне себе может начать выздоравливать и примеров такого пути выздоровления большое множество.

Достаточно часто, реабилитация, которая начинается без согласия пациента разделяется на два больших этапа: мотивационный и собственно реабилитационный, и эти два этапа могут проводиться в разных реабилитационных центрах. Даже лучше, если эти две разные задачи решаются в разных центрах, пусть и одной организации, так как задачи эти по-настоящему разные: первая добиться осознания реальности, вторая – научиться жить по-новому.

Если семья зависимого человека выбирает такой путь, то необходимо крайне внимательно выбирать реабилитационный центр.

Учитывая длительность и существенную суммарную стоимость процесса реабилитации в этой сфере работает множество недобросовестных организаций, чьей целью является длительное удержание пациентов под видом реабилитации, которое оплачивает его семья. Поэтому, несмотря на то, что в ситуации с наркоманией медлить нельзя, выбор реабилитационного центра должен быть основательным и обоснованным.

Еще одна опасность, которая может помещать описанному процессу принудительной реабилитации, это существующая вероятность полицейского вмешательства в работу реабилитационного учреждения (внеплановая проверка организации с вывозом всех пациентов в отделение полиции). Такой инцидент всегда является шоком для зависимого пациента и может разрушить даже успешный и устойчивый процесс выздоровления.

 

Другой способ действий в отношении наркозависимого, который отказывается от лечения, – формирование внутрисемейного мотивационного кризиса – согласованное давление на зависимого и лишение его любой формы поддержки (финансовой, социальной, эмоциональной и др.) до того, пока не согласится на лечение. Путь это более сложный, более долгий, но, с точки зрения терапевтического эффекта – более правильный.

Минздрав создаст реестр частных реабилитационных центров для наркозависимых

Минздрав России намерен поделить негосударственные реабилитационные центры для наркозависимых на «правильные» и «неправильные» из-за участившихся сообщений об истязаниях и насилии над пациентами, передают «Известия».

Об инициативе сообщил член Совета по проблемам профилактики наркомании при Совете Федерации, директор института наркологического здоровья нации Олег Зыков. Критерием для центров станет национальный стандарт социальной реабилитации наркозависимых (ГОСТ Р 54990-2012), внедренный еще в 2013 году. До сих пор государство его практически не применяло, а теперь с его помощью собираются проверить некоммерческие реабилитационные центры.

«Мы будем знать, какие центры можно рекомендовать гражданам, какие центры можно рекомендовать судьям, которые выносят приговоры о принудительной реабилитации, — прокомментировал Олег Зыков. — Сейчас в принципе это невозможно. Никто не знает, что происходит в этих центрах. Реклама у всех одинаковая, внешне все хорошо, а внутри может быть насилие и садизм».

Зыков заявил, что стандарт отделит хорошо работающие учреждения от центров, организованных «бандитами или сектантами». По итогам проверки Минздрав сформирует официально утвержденный реестр центров для наркозависимых.

Поскольку ведомственный приказ не распространяется на некоммерческие организации, министерство собирается выработать конкретную процедуру для работы с центрами. Местные власти будут подписывать с центром договор, который обяжет его соблюдать национальный стандарт. Это позволит властям проводить проверки в центрах, оказывать им государственную поддержку и предлагать судам определять туда наркозависимых на реабилитацию.

«Нужно сделать все, чтобы пациенты вообще не попадали в центры, которые откажутся подписывать такой договор», — подчеркнул Зыков.

Из-за отсутствия контроля в центрах для наркозависимых регулярно происходят нарушения. В июле директора центра реабилитации для алко- и наркозависимых обвинили в похищении, незаконном лишении свободы и нанесении побоев. Потерпевшими признали семь человек.

В Красноярском крае возбудили уголовное дело против руководителей центра для наркозависимых — там пациента заморили голодом. Один из владельцев учреждения признал свою вину и объяснил, что «это осознанно, поскольку иначе от зависимости не излечить».

Главный нарколог Минздрава Евгений Брюн жаловался, что большинство наркозависимых не доверяют наркодиспансерам. В 2013 году только 3% людей, умерших от передозировки, стояли на учете в диспансере.

Источник: https://takiedela.ru/news/2016/10/21/reest-centrov-reabilitacii/

Как выйти из треугольника Карпмана

Бытует мнение, что психолог должен решать все проблемы за человека. Прийти в дом и чуть ли не силой промыть мозги непослушным родственникам. К нему обращаются, как к спасателю из “душевного МЧС”. Давайте разберёмся в хитросплетениях семейных драм, в поведении психолога и того, кто хочет действительно помочь, а не просто лелеять своё ЭГО. Здесь очень-очень много магического, таинственного и необычного. Поэтому зажгите свечу, налейте душистого чаю, закутайтесь в плед и читайте дальше.

Популярной теорией в данной области является “Треугольник Карпмана”. В треугольнике могут участвовать два, три, четыре и более человек, но ролей ровно три.
— Это несчастная ЖЕРТВА, которая страдает от нападок агрессора, мучается и просит о помощи.
— Тот самый АГРЕССОР, что безжалостно терроризирует жертву.
— И СПАСАТЕЛЬ, который благородно и вдохновенно спасает ЖЕРТВУ от АГРЕССОРА.
Эта модель отношений и роли в ней были описаны одним из классиков трансактного анализа Стивеном Карпманом, учеником того самого Эрика Берна, что написал замечательную книгу “Игры, в которые играют люди…”.

Отношения в треугольнике могут длиться годами или даже десятилетиями. В него могут быть вовлечено большое количество людей, друзей, знакомых, и даже целые народы и государства. А всё это потому, что треугольная драма в той или иной степени устраивает всех участников игры.
— Агрессор с удовольствием срывает злость на жертве, чувствует себя великим учителем, грозным владыкой и “исключительным” вершителем судеб.
— Жертва, в свою очередь, чувствует себя униженной и оскорбленной хрупкой маленькой девочкой, трепетной, яко лепесточек нераскрывшегося бутончика. Перекладывает полную ответственность за свою жизнь на чужие плечи и ловит с наслаждением восхищённые взгляды и комплименты о своей силе и выносливости. Пользуется сочувствием и жалостью окружающих.
— Спасатель чувствует себя благородным рыцарем, всесильным и всемогущем, который имеет превосходство над жертвой в компетентности и силе, в своих возможностях и ресурсах решения проблем, добрым и сострадающим духовным наставником в этом несправедливом мире слёз и унижений.
На первый взгляд может показаться, что все довольны и счастливы в этом треугольнике, но на самом деле все страдают от невозможности найти конструктивные решения проблем, и от того, что эта игра удовлетворяет лишь сиюминутные потребности участников, в конечном же счете все остаются в проигрыше.

Рассмотрим это на примере.
Вот классическая драма семейной жизни с унижениями и избиениями жены со стороны мужа-алкоголика. С подобной ситуацией я регулярно сталкивался в своей психологической практике в женском кризисном центре. Жена — несчастная жертва, и её регулярно избивает муж, особенно по пьяни. Чтобы хоть как-то защититься от очередных побоев она вызывает полицию, надеясь на спасение и помощь. Но когда полиция приезжает, жена бросается, словно Матросов грудью на амбразуру, защищая своего единственного и горячо любимого мужа от нападок этих злобных полицейских, которые ещё 15 минут назад для неё были спасительным светом в конце кромешной тьмы туннеля унижений и побоев, получаемых от мужа, которого она сейчас спасает, как хрупкую жертву от тирании правоохранителей.
“Да, мы иногда ссоримся! Да, мы пьём! Да, мы бьём меня! Но мы любим друг друга!” — взывает она к сердцам в погонах. “Оставьте моего единственного и любимого мужа, изверги проклятые! Кто ж нас будет бить, ой, кормить? Сиротинушками оставите деток малых” — причитает она, всеми правдами и неправдами стремясь спасти мужа.
А потом — бац — подзатыльник мужу: “Иди проспись, скот! Завтра поговорим” — заталкивает его под подушку. И уже полицейские: “Идём-идём, сынок. Аккуратненько. Не хулигань больше. Ладно?” — спасают мужа от разбушевавшейся жены, укладывая его спать.
Такая круговерть ролей и персон в треугольнике Карпмана происходит постоянна. Агрессор может стать жертвой, жертва — спасателем, а благородный спасатель вдруг превращается в подлого агрессора. В конце концов, каждая персона в треугольнике проживает все роли: агрессора, жертвы и спасателя. И это движение может происходить как по часовой, так и против часовой стрелке.
А однажды утром, как это произошло летом 2015 года в Нижнем Новгороде, муж просто закапывает всё, что осталось от многодетной семьи во дворе своего дома. Вот и доигрались в треугольные игры. Она с детьми — в “мать сыру землю”. Он — в тюрьму. И полицейские — туда же.

Приведу ещё один часто встречаемый пример, хорошо знакомый в большей степени женщинам.
Жалуясь на своего молодого человека, девушка просит помощи у подруги. Та, как настоящая подруга, начинает благородно возмущаться и спасать, давать советы, рекомендации, брать на себя ответственные поручения и расцветать от качественно выполненной роли спасателя. Если её советы окажутся в тему, то любовь подруг запылает многоцветием душистых трав и прекраснейших цветов. Если после советов ситуация усугубилась (кстати, советами могли не воспользоваться, главнее — их наличие), то подруга останется виноватой во всём: и в том, что случилось сейчас, и в том, что было год назад, — во всём без исключений! Ведь если она взяла на себя ответственность, то именно ей расхлёбывать всю эту кашу чужой для неё жизни. Подруга из спасателя превращается в агрессора, желающего разрушить отношения. А девушка из жертвы становится спасателем своего парня, прежнего агрессора, превратившегося в жертву подлой подруги. И вновь закружилась карусель ролей и персон в магическом треугольнике судьбы.

И так происходит всегда. Как только спасатель берёт на себя чужую ответственность, так он превращается в агрессора и на него взваливается вина за все неудачи в жизни.
Если вы в настоящее время играете роль спасателя в треугольнике Карпмана, то выпрыгнуть из него будет не просто, а часто и не безопасно, так как за любое действие по выходу из игры нужно будет платить свою цену. Жертва не успокоится до тех пор, пока не добьёт своего спасателя, обвиняя его во всех грехах, унижая его и добиваясь “возмездия”. Вернуться и продолжить спасать, к сожалению, для многих кажется проще, при этом прося прощения и взваливая на себя ещё больший груз ответственности. Стать свободным — это не один раз отделаться от жертвы, это осознано выбирать своё поведение и научиться различать помощь от спасательства.

Давайте разберёмся, как научиться помогать без превращений в спасателя, агрессора, жертву и выводить ситуацию на путь конструктивных решений без треугольной чехарды ролей.
1. Осознайте, что вы находитесь в треугольнике Карпмана и мечитесь по кругу.
2. Осознайте вашу излюбленную роль и роль входа в треугольник.
3. Осознайте ту роль, которую вы играете сейчас.
4. Откажитесь играть все три роли. Займите роль наблюдателя.
5. Начните воспринимать остальных игроков, как учителей.
6. Перестаньте навязывать другим свои правила, терроризировать и обвинять их в своих неудачах.

  1. Перестаньте перекладывать ответственность за свою жизнь на других людей.
    Возьмите на себя полную ответственность за свою жизнь и своё поведение, за свои реакции и чувства, за ту боль, что вы причиняете другим людям, и своё бессилие. Ответственно делайте выбор и принимайте решения в своей жизни. Мы делаем лишь то, что мы делаем, а не то, что нас заставили. Здесь можно было бы сослаться на приставленный к виску пистолет, мол, жизнь заставила, но, вспомнив о героизме наших предков порой в более худшей ситуации, лучше промолчу. И это тоже был их выбор, за который они не побоялись взять полную ответственность.8. Не делайте за других то, с чем они могут справиться самостоятельно. Спасать и помогать — это не одно и тоже. СПАСАТЬ — это не помогать делать, а ДЕЛАТЬ что-то ЗА другого, воспринимая его беспомощным и неразумным. На самом же деле, ЧЕЛОВЕКУ можно ПОМОЧЬ лишь в том, чтобы он САМОСТОЯТЕЛЬНО прошёл свой путь со своими ошибками и победами, научился думать и осознавать, делать выбор и брать на себя ответственность. Помочь можно лишь в том, что человек делает.
    Нельзя помочь встать тому, кто лежит. Ему можно помочь только лежать.
    Нельзя помочь идти тому, кто стоит. Ему можно помочь только стоять.
    Нельзя помочь победить тому, кто отступает. Ему можно помочь только отступать.
    Можно помочь человеку лишь в том, что он делает.
    А в том, что он не делает, помочь нельзя!
    Помочь встать можно лишь тому, кто встаёт.
    «Встаёт» — это не хочет и не думает, а ПРИКЛАДЫВАЕТ усилия к тому, чтобы встать.
    Поэтому если человек лично не проявит никаких усилий по спасению своей жизни и отношений, то психолог не сможет ему ничем помочь.
    Говорят: “Психолог вернул отношения”. Нет, Психолог открыл возможности, согласился с выбором и поддержал.  А человек сам захотел, решил и сделал. Только такая позиция может уберечь помощника от превращения в агрессора с дальнейшей круговертью ролей в треугольнике Карпмана.
    Запомните! Прежде, чем просить помощи, ответьте на вопрос: “Что вы делаете такого, в чём вам нужно помочь?” И просите помощи именно в этом. А чтобы разобраться в подлинных своих целях и желаниях, спросите у себя: “Для чего вам это нужно? Что вы с этим будете делать в дальнейшем? Соответствует ли это вашим морально-этическим ценностям?” И только после ответов на эти вопросы смело просите помощи и вам помогут.

    9. Возвращайте ответственность и помогайте человеку научиться её принимать. Часто это бывает непросто, так как хватка опытной жертвы подобна хватке бульдога — вцепившись в кого-либо, она не мытьем так катаньем, добивается своего.
    Если вы не профессионал в том, о чём вас просят, то честно признайтесь в этом, откажитесь спасать и направьте человека к профессионалам: врачам, психологам, юристам и т.п.
    Не давайте советов, а приводите примеры. Помогите человеку увидеть разные возможности выхода из ситуации. А далее он сам пусть сделает выбор, если это ему действительно нужно.
    Помогайте энергетикой. Фраза “У тебя всё получиться!” зачастую сильнее и нужнее человеку, чем сотня ваших дел по его спасению.
    Заключайте договора о распределении ответственности. Тогда никто не сможет упрекнуть вас в том, что не входит в ваши обязанности.
    И, наконец, избавляйтесь от неэффективных моделей поведения, выходите из зоны комфорта, меняйтесь и меняйте свои реакции, отношение, восприятие и понимание.
    Знайте, чем чаще вы в роли спасателя, тем чаще вы проигрываете. Нужно чётко осознавать это и учиться передавать бразды правления жертве. Только в этом случае ваша помощь будет действительно эффективной и востребованной.

    10. Ещё один очень важный момент, особенно в случаях, когда спасателями являются родители.
    Что будет с жертвой, которая не научилась ответственно принимать решения и выстраивать свою жизнь, после смерти спасителя, ведь никто на земле не вечен? Или когда спасатель по какой-либо другой причине выходит из игры.
    Правильно! Ничего не будет. Спасаемый человек вновь скатиться на уровень безвольной жертвы, будет страдать, молить о помощи, его опять будут использовать другие в своих целях и унижать.
    Поэтому если вы хотите действительно помочь, то первоочередной задачей для вас должно быть возвращение ответственности за действия, решения и чувства самой жертве. Если она не научится этому, то у неё просто нет будущего.

    Следовательно, задача психолога — НЕ РЕШИТЬ проблему клиента, задача психолога — ОРГАНИЗОВАТЬ решение проблемы силами самого клиента. Эту аксиому используйте и вы, сострадающие и желающие помогать людям!

    Все, особенно те, кто любит играть роль жертвы, всегда помните: если вы не построите счастье, счастье построят на ваших костях. Делайте сами, либо это сделают другие, но уже не в вашу пользу. Возьмите ответственность за свою жизнь в свои руки. Одновременно совершенствуйте себя, свою семью и мир, окружающий вас. Только так вы сможете стать свободными и счастливыми. Сделайте своими руками своё светлое завтра!

    Берегите себя и своих близких.
    Ваш любимый психолог Евгений Седов (Нижний Новгород)

тел.:+7 910 121 50 50
www.easedov.ru

10 фактов о борьбе с наркоторговцами в Казани и Татарстане

Об итогах четырех месяцев деятельности казанской полиции в борьбе с незаконным оборотом наркотиков отчитались в казанском Управлении МВД по РТ. Согласно официальным данным, выявлять преступления в этой сфере в татарстанской столице стали чаще. Об этом журналистам рассказал начальник соответствующего отдела наркоконтроля УМВД Радик Рашитов. В то же время специалисты республиканского наркологического диспансера отметили общее снижение показателей наркомании среди населения Татарстана. Рассказали на брифинге также о том, что набирает обороты так называемый «бесконтактный» способ поставки и сбыта наркотиков. В ходу система «закладок».

1. Наркопреступлений в полтора раза больше

По словам Радика Рашитова, начальника отдела наркоконтроля УМВД РТ по Казани, за 3 месяца 2017 года сотрудниками служб и подразделений ведомства в столице РТ выявлено 226 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что на 65% больше прошлогодних показателей.

117 преступлений по линии незаконного оборота наркотиков относятся к категории тяжких, показатель увеличился на 58% в сравнении с прошлым годом. Основную часть составляют факты сбыта. В текущем году зафиксировано 64 преступления.

2. Изъято почти 15 кг наркотических средств

Полицейские изъяли из оборота 14,9 кг наркотических средств и психотропных веществ. Из них более 1 кг марихуаны, около 5 кг синтетических наркотиков, больше всего среди изъятого гашиша, который потянул более чем на 8 кг.

3. «Закладки» по СМС

Рашитов рассказал также о любопытном случае изъятия наркотиков, который произошел в феврале этого года в Авиастроительном районе Казани, где полицейские задержали 31-летнего жителя города. Он, как позже удалось установить полицейским, сбывал наркотики бесконтактным способом. Места сделанных им ранее «закладок» оперативниками были установлены при просмотре сообщений в изъятом у него телефоне.
4. Общение с «работодателем» через интернет

Рассказал Рашитов также о том, что распространители наркотических средств чаще всего не знакомы со своими «работодателями». Общение между ними происходит посредством различных интернет-мессенджеров. В пример спикер привел случаи 26-летнего жителя Казани и 32-летнего камполянца. Оба получали информацию о товаре и предполагаемых местах «закладки» от «работодателя» через интернет. Дело казанца расследуется, а в отношении жителя Камских Полян возбуждено уголовное дело по статье 228 УК РФ «Незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств». Санкции статьи предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 10 лет.
5. Перекрыто 12 каналов

На территории Казани полицейские перекрыли за 3 месяца 2107 года 12 каналов поставки наркотиков. Сюда не входит число перекрытых международных каналов. За которые, как отметил Рашитов, «отвечают другие ведомства».
Помогают гаишники и собаки

6. Зачастую полицейским помогают выявлять наркотики также сотрудники ГИБДД.

— Они часто изымают наркотики. Как они сами объясняют, работают на психологическом уровне: при досмотре автотранспорта смотрят на поведение пассажиров, водителя… Ну и, конечно, вкладывают свою копейку кинологи. Есть у нас такие примеры, — сказал Рашитов.

7. В Татарстане снижается количество наркозависимых

О снижении числа наркозависимых сообщила, в свою очередь, Лилия Фаттахова, заведующая психологической лабораторией республиканского наркодиспансера. По ее словам, на диспансерном учете с диагнозом «наркомания» на начало апреля 2017 года состояло 9 432 человека.

— В течение года произошло снижение на 2% (на 1 апреля 2016 — 9620 человек). Показатель наркомании с 2012 года стабильно снижается. К примеру, в 2016 году он составил 243 больных на 100 тыс. населения, — сообщила она.

8. Большая часть зависимых — безработные

По словам Фаттаховой, в структуре больных наркоманией, находящихся на диспансерном наблюдении, большую часть (77% или 7355 человек) составляют лица в возрасте 20—39 лет, еще 2% люди 40—59 лет. По социальному положению больше 68% (6,5 тыс. человек) — безработные, 31 % — рабочие, 1% служащие.

9. Анонимное лечение

Лечить зависимость можно анонимно, для этого можно обратиться в регистратуру республиканского наркодиспансера на ул. Сеченова.

— В основном приходят родители, мы с ними проводим консультации, потому что очень актуальна проблема наркопотребления. А уже лечиться ли дальше — выбор пациента. Принудительного лечения нет, — сказала Фаттахова.

10. Семь реабилитационных программ

Этапы реабилитация наркозависимых делятся на краткосрочные — 35 дней и долгосрочные — от 3 до 6 месяцев. В наркодиспансере внедрили в практику семь реабилитационных программ. Активное участие в них принимают представители традиционных религиозных конфессий. «Так как они располагают мощным потенциалом духовного воздействия на личность», — отметила Фаттахова.

Дамира Хайрулина
Источник : https://realnoevremya.ru/articles/64297-chislo-vyyavlennyh-faktov-torgovli-narkotikami-vyroslo

В омской области неэффективны 90% реабилитационных наркологических центров

Недобросовестные предприниматели, пытающиеся оторвать свой кусок от огромного омского «наркопирога», продолжают навариваться на едва ли не самой бесправной касте жителей региона – наркозависимых.

При этом официальные сертификаты и положительные характеристики от контролирующих ведомств имеют лишь единицы.

Правительство региона, в свою очередь, из-за отсутствия прямых рычагов давления на недобросовестных дельцов, может лишь поддерживать центры, соответствующие разработанным стандартам и требованиям. Так, в 2015 году на территории региона создан Совет по комплексной реабилитации и ресоциализации наркопотребителей, в который вошли представители правоохранительных органов, уголовно-исполнительной системы, социальной защиты населения, здравоохранения и духовенства.

В результате изучения членами Совета деятельности региональных реабилитационных центров для потребителей наркотических средств, принято решение признать работу эффективной лишь трем наркологическим центрам региона — ООО «Омсксоцадаптация», ООО «Наркологическая клиника «Новый взгляд» и ООО «Центр социальной реабилитации «Основа».

Именно в них попавшие в сложную жизненную ситуацию омичи могут пройти курс социальной реабилитации за счет средств областной казны.

Напомним, что всего в регионе на данный момент существует порядка 40 реабилитационных центров. По ряду причин больше 90 % всех учреждений не начали сотрудничество с правительством, так как в них, банально, отсутствуют условия, обеспечивающие безопасность пребывания пациентов, и рабочие места для специалистов, оказывающих услуги в сфере реабилитации, отсутствует должное медицинское  сопровождение, деятельность данных недобросовестных организаций осуществляется в жилых домах, что не допускается законодательством.

Кроме того, в подобных заведениях  реабилитанты находятся по устной договоренности, без заключения какого-либо юридического основания, оплата передается  предприимчивым руководителям в виде добровольных пожертвований, что обеспечивает отсутствие уплаты налогов в соответствии с законодательством РФ.

Псевдореабилитационным центрам и вовсе не выгодно работать рука об руку с правительством – отсутствие внимания со стороны чиновников практически гарантирует существование без проверок и визитов контролирующих ведомств, что, по сути, превращает данные предприятия в общины, напоминающие секту.

Программы помощи наркоманам в подобных центрах также не внушают доверия – людям никакой психологической, психотерапевтической, а также иной медицинской помощи не оказывается, так как для этого необходимо иметь лицензию, а также соответствующее имущество и штат специалистов. Поэтому более чем в 70 % случаев реабилитация проходит через трудотерапию и изучение библейских текстов. Естественно, отсутствие научного подхода влияет и на результат — в исключительных случаях процент завязавших с наркотиками дольше чем на год клиентов подобных заведений едва достигает 10 %, при 45-50 % в легальных центрах.

Из всего этого выходит, что лишь единицы из региональных реабилитационных центров для наркоманов ставят перед собой главной целью помощь людям,  а не имитацию деятельности и извлечение необлагаемой налогами прибыли с самых низших слоев населения.

 

Источник:

http://superomsk.ru/news/47334-v_omskoy_oblasti_na_danny_moment_neeffektivn_90_vs/

Валентина Новикова: В России не хотят лечить наркоманов и алкоголиков

В середине февраля в Городской наркологической больнице Петербурга закрылось десятое отделение, занимавшееся терапией зависимости. 20 лет назад оно было создано Валентиной Новиковой — клиническим психологом, консультантом по химической зависимости, международным тренером по организации и проведению процессов терапии зависимости и созависимости

В своей работе Валентина Новикова объединила лучший мировой опыт по решению проблемы зависимости, и сегодня тысячи людей по всей России и за рубежом называют ее мамой, потому что она дала им вторую жизнь — свободную от наркотиков и алкоголя. Попадая на десятое отделение, больные получали знание о своей болезни и инструменты, помогающие им полноценно жить дальше. Модель реабилитации там называется «Миннесота». Она после выписки ориентирует людей на прохождение программы «12 шагов».

Врачам выгоднее пичкать лекарствами, а не лечить зависимость
— Наркомания — это сложное мультидисциплинарное биопсихосоциодуховное заболевание, передающееся по наследству. А значит, роль врачей при ее лечении — минимальная. Доктор-токсиколог лишь помогает очистить организм зависимого от ядов. А дальше к работе подключаются психологи, психотерапевты, социальные работники, равные консультанты, то есть те, кто смогли справиться со своей зависимостью, — объяснила Валентина Новикова.

Для беседы она пригласила нас в свой реабилитационный центр «Школа независимости» на Большом проспекте Васильевского острова. В нем одновременно учатся жить со своей болезнью не больше 12 человек. В среднем реабилитация длится 64 дня. За это время зависимым дают знания об их болезни, чтобы они понимали, чем и как больны, кто они есть на самом деле, и учат их выздоравливать в терапевтических группах. А параллельно родные и близкие зависимых посещают группы взаимопомощи, поскольку созависимость — тоже серьезная болезнь.

— Сегодня в петербургской наркологии происходит сокращение коечного фонда на пять тысяч койко-мест, в том числе за счет нашего отделения терапии зависимости. К сожалению, в России не умеют лечить зависимых. Врачам важнее удержать пациентов, чтобы выполнить так называемый госзаказ и получить зарплату. Для этого они пичкают их нейролептиками, транквилизаторами, снотворными, пересаживая с одних препаратов на другие, а потом выписывают с формулировкой «устойчивая установка на трезвость». Какая тут трезвость? Проблема зависимости при таком «лечении» никак не решается, несмотря на то, что на него выделяются огромные бюджетные средства, деньги налогоплательщиков, — говорит Валентина Новикова. — Не хотят в нашем государстве понимать, что лечение зависимости — это немедикаментозные формы и способы взаимодействия с пациентом. Поэтому в России и нет ни одного факультета, на котором бы преподавали аддиктологию.

Свою точку зрения на терапию зависимости Новикова распространяет на семинарах и лекциях, видеозапись которых можно найти в интернете.

Кстати, центр Новиковой, по ее словам, предприятие бездоходное, и сегодня Валентина Владимировна вынуждена искать финансовую помощь на стороне, чтобы довести до конца первичных пациентов, которых она забрала с десятого отделения и которые проходят реабилитацию бесплатно.

Центры, в которых не лечат, а калечат за деньги наивных родственников
— То, что сегодня творится во многих частных ребцентрах, не лучше, чем в официальной наркологии. Моду начал диктовать один из фондов, который вовсю нарушает закон о психиатрической помощи, насильно привозя и удерживая больных в своих центрах. Я когда-то с ним сотрудничала, ездила в Москву и вела семейную программу, видела, как это все начиналось, и ушла, потому что их работа противоречит моим моральным принципам, — рассказывает Валентина Владимировна.

Наркомания — это гигантская кормушка для нечестных людей. Распилить от нее кусок стремятся официальные лица и представители общественности. Новикова говорит, что самая громкая реклама, на которую клюют отчаявшиеся родственники наркоманов, относится к самой фейковой наркологии.

— Мне больно и страшно от того, что происходит. Мамаши, отправляющие своих детей в эти центры и отдающие мошенникам последние деньги, не понимают самой концепции болезни. А первое, что нужно делать родителям, чьи дети употребляют, — это собрать информацию о заболевании. Например, послушайте мои беседы о природе зависимости и созависимости в интернете, — советует Валентина Владимировна.

Она предупреждает, что если в центре, в который вы хотите отправить своего наркомана, запрещают общение с родными, то это уже звоночек. Значит, есть что скрывать. Во-вторых, если центр находится далеко от дома, не надо туда отдавать ребенка.

— У нас есть такое правило — где заболел, там и выздоравливай. Учись отказывать друзьям-наркоманам и барыгам. Повернись лицом к своим страхам, а не убегай от них, — говорит Новикова.

Она говорит, что нельзя верить тому, что после реабилитации человек станет идеальным.

— Был пьяный сукин сын, стал трезвый сукин сын. И шоу только начинается. Пока человек в центре, семья должна ходить на лекции и читать книжки, чтобы подготовиться к новой жизни. Без изменений семьи шансы зависимого на выздоровление сокращаются. Зависимость — это семейное заболевание, — объясняет Валентина Владимировна.

Она не устает повторять, что заболеть — не стыдно, стыдно не выздоравливать. Особенно в Петербурге, где работает множество анонимных групп для зависимых и созависимых.

Алкоголизм и наркомания — это верхушка айсберга
Между тем, по словам Валентины Новиковой, наркомания в России продолжает процветать, трансформируясь, поскольку появляются новые препараты.

— Солевые наркоманы — это особый разговор. Это смертники, и благодаря китайскому фармпрому вся Сибирь скоро вымрет. А что с этими делать — никто не знает. Другая угроза — это аптечные наркоманы. А с подростками — вообще беда… Иногда кажется, что кому-то выгодно, чтобы нас стало меньше, чтобы наш генофонд сокращался, — считает руководитель «Школы независимости».

А еще ее возмущает тот факт, что алкоголиками в России никто не занимается, хотя их у нас — полстраны. Новикова говорит, что неприлично не понимать, что страшилки и запреты на продажу алкоголя не помогут справиться с алкоголизмом россиян. Вместо популистских мер нужно взращивать педагогов и психологов, которые понимают глубину личности, ее механизмы и мотивации.

— Алкоголизм и наркомания — это верхушка айсберга. Когда человек начинает употреблять, это уже конец. И думать, что употребление — это проблема, является несусветной глупостью, — объясняет Валентина Новикова.

Она говорит, что пока в России не изменится отношение к алкоголизму и наркомании, ситуация вряд ли улучшится. У нас все еще принято считать, что это не болезнь, а порок. Поэтому зависимые люди отказываются признаваться в том, что зависимы, и находят всяческие оправдания своему поведению. А ведь признание того, что ты бессилен перед алкоголем или наркотиками и потерял контроль над собой, — это первый шаг программы «12 шагов»…

Источник: https://ok-inform.ru/obshchestvo/medicine/85538-valentina-novikova-v-rossii-ne-khotyat-lechit-narkomanov-i-alkogolikov.html

В Омской области продолжают плодиться реабилитационные центры

Уже ни для кого не секрет, что наркомания – не просто психологическая зависимость, дурная привычка или протест против общества. Наркомания, в первую очередь, страшная, медленно пожирающая и тело и душу человека болезнь, которая также требует лечения и ухода за больным, как рак или обычный грипп.

А еще наркомания – способ миллионных заработков, способ отъема наркодилерами  колоссальных денег у зависимых людей. И занимаются этим не только торговцы «смертью», но и «горе-лекари», обещающие быстро и дешево вылечить зависимых людей.

В 2017 году на территории Омской области по официальным данным действуют около 40 зарегистрированных реабилитационных центров, а сколько еще нелегальных, никто не подсчитывал. Из них, согласно информации органов исполнительной власти, 10 размещены в полублагоустроенных помещениях, 9 в неблагоустроенных и 18 в благоустроенных. Еще 3 центра и вовсе отказались пускать к себе ревизоров, что может говорить лишь о страхе, что чиновники найдут бесчисленное количество нарушений в их деятельности.

Однако, благодаря пробелам в законодательстве, каждый «находчивый» житель региона может открыть свой реабилитационный центр, где зависимые люди будут получать ровно нулевую помощь, а хозяин всей «богодельни» — легкие деньги.

Недобросовестных же предпринимателей, на практике бывших зависимых (ибо их главной целью является не помощь людям, а именно получение от них прибыли), вычислить зачастую легко – их псевдо реабилитационные центры располагаются в жилых помещениях, и в этом кроется вся их опасность, поскольку  таковые не приспособлены к ведению соответствующей деятельности  ни с  точки зрения норм, регулирующих санитарную и пожарную   безопасность, ни с точки зрения норм гражданского права,  запрещающего ведение подобной деятельности в жилых помещениях.

Несоблюдение элементарных правил пожарной безопасности, санитарных норм, отсутствие программы реабилитации, специалистов,  возможности получить быструю элементарную медицинскую помощь, в таких центрах грозит страшными последствиями.

Так жители Алтайского края надолго запомнят трагедию 2014 года – в одном сельских реабилитационных центров произошел пожар, в котором заживо сгорели 8 человек и еще 5 пострадали от огня.

Так, в конце 2015 года один из пациентов подобного «недоцентра» в нашем регионе был насмерть забитза отказ делать зарядку. Однако, не только в Омске ситуация с помощью наркоманам столь плачевна – в начале 2016 года в Томске произошел аналогичный случай – пациента забил досмерти «добровольный помощник персонала», а в Новокузнецке 2 месяца назад был арестован за избиение пациента руководитель реабилитационного центра.

Всего же за последние три года в региональных СМИ можно найти более двух десятков упоминаний о различных происшествиях в реабилитационных центрах страны, закончившихся смертью пациентов по вине персонала или руководства подобных центров. Все это связано лишь с одной причиной – отсутствием элементарной подготовки помещений, персонала и самого руководства к столь тяжелой и ответственной работе.

К слову о прибыли, 13 из 40 омских реабилитационных центров не заключают абсолютно никаких договоров с пациентами, следовательно, лечащиеся люди там абсолютно бесправны и как только у них заканчиваются деньги или же кто-то из них проявляют непослушание  — людей просто выкидывают на улицу. В таких организациях плата за лечение проводится в форме пожертвований, что значит, ни копейки налогов реабилитационные центры государству не платят, как не платят налоги  на доходы и его хозяева и сотрудники.

Коммунальные услуги подобным «конторам» также обходятся в сущие копейки, так как их помещения жилые, а тарифы за воду, тепло и электричество в разы отличаются от оплаты юридическими лицами.

Расходы же на персонал у таких организаций также незначительны, поскольку необходимый штат специалистов, способный гарантировать оказание качественной помощи, данными организациями не формируется, да и невозможно его сформировать в жилых помещениях, не приспособленных для ведения профессиональной деятельности.

Вот и получается, что «псевдоцентры» получают сверхприбыль, ведь объем и качество предоставляемых услуг не соответствуют той плате, которую они взимают с несчастных родных зависимого.

С другой же стороны государство, к сожалению, зачастую не обращает внимания  на подобные заведения до тех пор, пока в них не произойдет какой-либо трагедии.

Источник:

http://superomsk.ru/news/46707-v_omskoy_oblasti_prodoljayut_ploditsya_reabilitats/

В Оренбурге вступил в силу приговор в отношении сотрудников реабилитационного центра

Судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского облсуда оставила без изменений приговор жителям Оренбурга Михаилу Денисову и Курска Леониду Лешоку. Ранее Оренбургский районный суд признал их виновными в похищении человека и незаконном лишении свободы.

По информации пресс-службы СУ СК региона, с ноября 2013 года по 2016 год работал Оренбургский филиал Некоммерческого Фонда по профилактике социально значимых заболеваний и пропаганде здорового образа жизни «Здоровая Страна», который занимался адаптацией алкоголиков, наркоманов, заключенных, больных СПИДом и ВИЧ. Под эгидой фонда ООО «Социальная помощь» создало два реабилитационных центра – терапевтических сообщества «Вершина-Оренбург» и «Вершина-Бугуруслан» для употребляющих психо-активные вещества (ПАВ). Центры заключали договоры на оказание платных услуг с родственниками наркозависимых, которые доставлялись даже из других регионов.

В позапрошлом году житель Курска после курса реабилитации в ТС «Вершина-Оренбург» на добровольных началах стал помогать центру.  Оренбуржец, увлекавшийся единоборствами, также в 2015 году занялся доставкой наркоманов в центры. От родственников зависимых от психоактивных веществ он получал деньги за свои услуги.

В суде доказано, что в июле 2015 года Денисов и Лешок похитили мужчину и против его воли привезли в реабилитационный центр, где его незаконно удерживали. Через месяц тоже самое произошло еще с двумя гражданами.

Денисов приговорен к пяти годам колонии строгого режима, Лешак к семи. Осужденные попытались обжаловать решение суда в вышестоящей инстанции, оправдываясь тем, что желали помочь родственникам потерпевших и им самим. Также фигуранты дела указывали и на нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства в ходе судебного разбирательства. Апелляционная жалоба в итоге была отклонена.

Приговор вступил в законную силу, — сообщает пресс-служба облсуда.

Оренбург, 13 апреля — АиФ-Оренбург.

http://www.oren.aif.ru/incidents/crime/v_orenburge_vstupil_v_silu_prigovor_pohititelyam_narkomanov_i_alkogolikov

В Новосибирской области наркозависимых незаконно удерживали в реабилитационных центрах

В Новосибирской области перед судом предстанет второй фигурант по уголовному делу о незаконном удержании людей в реабилитационных центрах. Первым отделом по расследованию особо важных дел следственного управления СК России по Новосибирской области завершено расследование уголовного дела в отношении 29-летнего Евгения Караваева. Он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а,ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение двух и более лиц свободы группой лиц по предварительному сговору).

По версии следствия, в период времени с сентября 2014 года по июль 2015 года 28-летний директор автономной некоммерческой организации центр реабилитации и профилактики форм негативной зависимости «Твое право на жизнь» Султан Кенжаев, действуя совместно и согласованно с Евгением Караваевым и еще одним знакомым (уголовное дело в отношении него выделено в отдельное производство, поскольку его местонахождение не установлено, данное лицо объявлено в розыск), похищали и незаконно лишали свободы людей, страдающих наркотической или алкогольной зависимостью, путем удержания их в домах, расположенных в п. Молот Коченевского района Новосибирской области, в условиях изоляции от общества, взимая за это оплату с их родственников под предлогом оказания зависимым лицам помощи в преодолении влечения к наркотическим средствам и алкоголю.

Дома, в которых располагались реабилитационные центры, имели входы, оборудованные дверями с замками. Окна домов были оборудованы металлическими конструкциями, что исключало возможность свободно покинуть помещение. Система охраны обеспечивала надежную изоляцию лиц, проходящих курсы реабилитации. Кроме того, злоумышленники, используя то обстоятельство, что лица поступали в центр в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, а также применяя к ним физическую силу, принуждали вновь прибывших в реабилитационный центр лиц к подписанию документов, содержанием которых являлось, якобы добровольное согласие на пребывание. При этом родственников лиц, проходивших реабилитацию, они вводили в заблуждение, сообщая им об обязательном запрете на общение с ними, что это может негативно повлиять на курс реабилитации. Ежемесячная плата за содержание в центрах реабилитации, подконтрольным указанным лицам, составляла 15 тысяч рублей с человека. Потерпевшими по делу признаны 5 человек, которых ограничивали в передвижении, удерживали взаперти, не выпускали за пределы помещения, пока они не были освобождены сотрудниками УФСБ РФ по Новосибирской области.

Ранее, в январе 2017 года, судом был вынесен обвинительный приговор в отношении Султана Кенжаева. Он признан виновным в совершении 8 эпизодов преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 126, п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ (похищение и незаконное лишение свободы человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору), и осужден к 6 годам и 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Расследование данного дела представляло особую сложность, выражавшуюся в том, что преступления, расследуемые в рамках настоящего уголовного дела, являлись тяжкими, были заранее спланированы и подготовлены, большинство преступлений совершено группой лиц по предварительному сговору, все участники которой до настоящего времени не установлены, потерпевшими по настоящему уголовному делу являются лица, страдающие различными видами зависимости (алкогольной, наркотической), проживающие в различных районах Новосибирской области и регионах РФ.

Следствием собрана достаточная доказательственная база, в связи с чем уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направлено в суд для рассмотрения по существу.

Новость на сайте Следственного комитета по Новосибирской области

http://sledcomrf.ru/news/281210-v-novosibirskoy-oblasti-pered.html

Томский Город без наркотиков подозревают в похищении и побоях пациентов

Следственные органы Томской области расследуют уголовное дело о создании под видом реабилитационных центров для наркоманов организации, которая занималась похищениями, незаконным лишением свободы и избиениями, сообщил журналистам в среду начальник управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Томской области Андрей Вяткин.

«Речь идет о фонде «Томск без наркотиков», под эгидой которого в Томске и Томском районе работали девять реабилитационных центров. В настоящее время следственное управление СКР по Томской области расследует уголовное дело по ст.239 (создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан) Уголовного кодекса РФ», — сказал А.Вяткин.

По его словам, в настоящее время в суд также передано еще одно дело о причинении смерти в реабилитационном центре.

«В настоящее время следствие допросило порядка 70 пациентов центров, выявлено порядка десяти потерпевших, в том числе, погибший. Есть основания полагать, что потерпевших было больше, поэтому мы сейчас пытаемся их найти», — отметил А.Вяткин.

Он добавил, что организация имела многоуровневую систему с большим количеством сотрудников.

Источник: http://www.interfax-russia.ru/Siberia/main.asp?id=808148

Похитители наркоманов

27 сентября 2016 года Хамовнический районный суд Москвы постановил продлить срок содержания под стражей Натальи Янкович (1954 г.р.), а также Бударина П.Г. и Буданова М.А., обвиняемых в организации похищения человека группой лиц по предварительному сговору.

По версии следствия, обвиняемые похитили Христину Янкович, дочь Натальи, и насильно доставили ее в наркологическую клинику «Не Зависимость». Эксперты утверждают, что в последнее время наблюдается массовая тенденция по использованию психиатрии в целях заполучения недвижимости, действуют целые группировки по захвату имущества, в которых участвуют риелторы, адвокаты, психиатры. Правда, в нашем случае ситуация может оказаться не такой однозначной.

62-летняя Наталья Янкович, инвалид второй группы, уже почти полгода находится в СИЗО № 6 в Печатниках. На последнем заседании суд постановил продлить заключение под стражей до шести месяцев, обосновав это тем, что, обладая двойным гражданством, паспортом Израиля и адресом проживания похищенной ею дочери Христины, обвиняемая может скрыться и оказать давление на свидетелей.

Адвокат обвиняемой Тимофей Гриднев рассказывает известную ему историю взаимоотношений матери и дочери и версию произошедшего: Наталья Александровна жила в своей квартире на Фрунзенской набережной вместе с дочерью и внучкой. Согласно данным уголовного дела, дочь Христина много лет употребляет наркотики (каннабиноиды), воспитанием ребенка практически не занимается. До последнего времени силами Натальи Александровны жили довольно мирно, она занималась воспитанием и образованием внучки, по возможности помогала дочери. Однако в последние месяцы после общения с друзьями Христина стала возвращаться домой агрессивная, устраивать скандалы. При этом она не считала свое поведение причиной этих скандалов.

По рекомендации знакомого Христина предложила своей матери сходить к психиатру. Предполагалось, что врач объяснит Наталье Александровне, что у нее проблемы, и, возможно даже, признает ее невменяемой. Вместе они обратились в Институт им. Сербского, где врач порекомендовал не Наталье Александровне, а самой Христине обратиться за помощью к специалисту, чтобы избежать необратимых последствий ее наркологической зависимости. В клинике в присутствии Христины врач дал Наталье Александровне контакты частной наркологической клиники, посоветовал обратиться туда, если дочь выразит желание лечиться. Рекомендованная клиника «Не Зависимость» имеет все необходимые лицензии и занимается исключительно добровольным лечением лиц, обратившихся за помощью.

Бригада мотиваторов
В отсутствие Христины дома Наталья Александровна позвонила в клинику. Там ей порекомендовали мотивационную бригаду, которая могла бы помочь уговорить девушку обратиться в клинику и доставить ее туда, если она выразит желание начать лечение. Членами таких бригад обычно являются бывшие наркозависимые с длительным опытом ремиссии, которые сотрудничают с клиниками и помогают родственникам убедить человека обратиться за помощью. Такая процедура называется «интервенция».

Прибывшими членами мотивационной бригады были ныне обвиняемые в похищении Христины Янкович Бударин П.Г. и Буданов М.А. Позже выяснилось, что они не являются официальными сотрудниками клиники, однако имеют опыт интервенции и платно оказывают эту услугу. Они разговаривали с Христиной около 40 минут, после чего она согласилась поехать в клинику.

Там она прошла первичный осмотр у дежурного врача, подписала договор с клиникой и добровольное согласие на лечение. На следующий день Христину посетил кто-то из друзей, после этого визита она немедленно заявила о своем желании прекратить лечение. Еще через день, подписав отказ от продолжения реабилитации, она покинула клинику в сопровождении двух знакомых ей мужчин, один из которых представился адвокатом. После выписки из клиники Христина не жила дома несколько недель и обратилась в полицию с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту ее насильственного помещения и удержания в психиатрической клинике. В возбуждении этого дела было отказано, однако Христина подала другое заявление, в котором утверждала, что была похищена Будановым и Будариным, которым за похищение заплатила ее мать, Янкович Наталья Александровна. 26 мая все трое были задержаны и помещены под стражу.

СПРАВКА 
Методические рекомендации ФСКН России

Интервенция — ​метод воздействия, применяемый специалистами для получения согласия наркопотребителя пройти курс лечения и реабилитации. Успех интервенции во многом зависит от уровня подготовки участников, которыми могут быть близкие родственники наркопотребителя, коллеги по работе, друзья, участники мотивационных бригад из числа бывших потребителей наркотиков. Лучшие члены команды — ​те, кто, по меньшей мере, имеет некоторое представление о химической зависимости. «Мотивационная бригада» является разновидностью интервенции, как правило, она приезжает по месту проживания потребителя наркотиков. Участники бригады убеждают потребителя наркотиков начать процесс выздоровления, опираясь на собственный опыт, используя при этом личностные оценки вроде «посмотри на меня…», «я тоже думал, что все в порядке…».

Версии сторон
По версии следствия, Буданов М.А. и Бударин П.Г. по предварительному сговору с Янкович Н.А. за денежное вознаграждение в размере 300 долларов США похитили Янкович Х.Н. и насильственно доставили в «Клинику доктора Исаева» (ООО «Не Зависимость»), которая специализируется на лечении наркозависимых лиц, а также психиатрических больных. В материалах дела есть подписанный при поступлении Христины Янкович в клинику договор об оказании ей медицинских услуг, согласие на лечение, заключение дежурного врача-психиатра, а также заявление об отказе продолжать лечение, после подписания которого пациентка немедленно покинула клинику. Все допрошенные сотрудники клиники утверждают, что пациентка во время пребывания в отделении вела себя адекватно, не сообщала о том, что ее похитили и насильственно удерживают, и была выписана сразу после заявления об отказе продолжать лечение. Допрос Натальи Янкович после ее задержания был прерван из-за поднявшегося у нее артериального давления, следователям пришлось вызвать скорую помощь. За время нахождения обвиняемой в СИЗО повторный допрос проведен так и не был, несмотря на неоднократные ходатайства защиты.

По версии Христины Янкович, изложенной в ее показаниях, мать на протяжении долгого времени устраивала дома скандалы, вела себя агрессивно, била Христину, угрожала отобрать у нее ребенка. Последний конфликт, после которого произошло похищение, был, по мнению потерпевшей, спровоцирован желанием Натальи Александровны продать свою квартиру, в то время как Христина была против продажи.

После неудачного совместного визита в Институт им. Сербского Христина приняла решение перевезти из квартиры Натальи Александровны все ценные документы, в том числе документы на квартиру, опасаясь неадекватных действий со стороны матери. После этого между ними произошла крупная ссора, Христина покинула квартиру, вернулась поздно вечером. Ночью в ее комнату ворвались двое незнакомых ей мужчин, стали угрожать изнасилованием и физической расправой, избивали ее, вытащили из дома. Наталья Александровна при этом присутствовала, но никакой помощи дочери оказать не попыталась. Мужчины доставили Христину в неизвестное ей учреждение. В приемном отделении в присутствии дежурного врача она подписала какие-то документы, опасаясь физической расправы от доставивших ее мужчин.

Когда Христина пришла в себя на следующее утро, то, согласно ее показаниям, немедленно обратилась к персоналу клиники с просьбой выпустить ее, рассказала, что ее привезли и удерживают насильно. Этим же утром ее пригласил в кабинет один из врачей, там ее ждал друг и партнер по бизнесу вместе с адвокатом. В их присутствии она сообщила врачу об отказе продолжать лечение, после чего беспрепятственно покинула клинику.

Юрист клиники «Не Зависимость» Янина Смайлене рассказывает, что химически зависимые люди лишь в 10% случаев приходят в клинику сами, остальных приводят измученные родственники или неравнодушные друзья. Не все имеют возможность доставить наркозависимых самостоятельно, таксисты часто отказываются взять таких пассажиров, скорая на такой вызов не приедет, а если вызывать психиатрическую помощь, то доставят в государственное учреждение, где обязательно поставят на учет, кроме того, такая доставка очень дорого стоит. Поэтому большинство родственников наркозависимых обращаются в частные клиники, чтобы не ставить на близком человеке клеймо «наркоман», не лишать его возможности найти в будущем нормальную работу, получить водительские права. Для таких случаев и существуют мотивационные бригады, есть нечто вроде единого колл-центра, куда может обратиться любой человек, нуждающийся в помощи, телефон легко найти в интернете. Таких бригад в Москве немного, они сотрудничают с большинством частных клиник, штатными сотрудниками не являются.

Опасный прецедент
После возбуждения уголовного дела по заявлению Христины Янкович в клинике «Не Зависимость» 28 мая 2016 года был проведен обыск. В течение пяти часов, пока длился обыск, все помещения клиники были открыты, сотрудники полиции и ОМОН сообщили пациентам, что их удерживали в медицинском учреждении и они могут свободно его покинуть. Однако никто не вышел из отделения. По словам юриста Янины Смайлене, Христина Янкович за время своего пребывания в клинике также не высказывала желания ее покинуть, не говорила никому, что ее удерживают, до приезда ее знакомого через день после ее госпитализации. Никакие психотропные вещества к Христине не применялись, она вела себя спокойно, дружелюбно общалась с соседками по палате, не отказывалась от приема пищи. Однако написала отказ от проведения анализа на содержание в организме наркотических веществ, состояние наркотического опьянения дежурный врач-психиатр диагностировал у нее по внешним признакам во время первичного осмотра.

Известный врач-психиатр Юрий Савенко рассказывает, что подобных уголовных дел за последнее время становится все больше. Создаются прецеденты захвата недвижимости с использованием психиатрических экспертиз, признания невменяемости. В редких случаях адвокатам удается добиться приглашения независимых экспертов, чаще всего суд «не имеет оснований не доверять выбранным государственным обвинением экспертам». Преступные группировки разрабатывают целые схемы по вовлечению наркозависимых и других уязвимых категорий граждан, манипулируют ими. У адвоката Натальи Александровны нет версии, кто надоумил ее дочь Христину отвести мать в Институт им. Сербского, чтобы признать ее недееспособной, но скорее всего этому же человеку принадлежит идея подать заявление о похищении самой Христины.

Несмотря на все ходатайства защиты, суд посчитал целесообразным продлить срок содержания обвиняемых под стражей. В своих показаниях Христина утверждает, что боится матери, не может проживать с ней в одной квартире, опасается физической расправы. Потерпевшая и ее дочь прописаны в квартире Натальи Александровны. Защита многократно предоставляла подтверждения наличия альтернативной жилплощади для обвиняемой, однако на решение суда это не повлияло. Сама обвиняемая не допрошена до сих пор.

Источник:

https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/11/18/70578-pohititeli-narkomanov

Смертельная реабилитация в Тюменской области

В Тюмени будут судить сотрудника реабилитационного центра, по вине которого умер наркоман. Об инциденте, произошедшем в деревне Чаплык, стало известно в пятницу, 17 июня. Пациента реабилитационного центра замотали в ковер и поместили в погреб. Спустя три дня он умер.

Скандал со смертью наркомана в деревне Чаплык.

По информации Следственного комитета, 3 июня потерпевший обратился в центр реабилитации деревни Чаплык (Тюменский район) за помощью — он был наркозависим. Вечером того же дня он захотел покинуть центр, но его поместили в погреб, который находится под жилым домом. На следующий день сотрудники реабилитационного центра связали пленнику руки и замотали в ковер, так как тот рыл подкоп. 5 июня по просьбе «заключенного», его освободили. Мужчина попытался сбежать, но надзиратели снова связали его, завернули в ковер, обмотали скотчем и бросили в погреб. Приблизительно в 21:00 потерпевшему стало плохо, сотрудники центра вызвали скорую помощь. Но приехавшие медики лишь констатировали смерть мужчины. На данный момент расследование инцидента продолжается.

Обвиняют троих сотрудников реабилитационного центра: 33-летний консультант, 32-летний пациент и 20-летний безработный. Обвиняемые попадают под статью «истязание и незаконное лишение человека свободы, совершенное группой лиц по предварительному сговору».

Источник: Наши новости. Тюмень http://ng72.ru/news/view/17-06-2016-skandal-v-reabilitacionnom-centre-pod-tyumenyu-narkoman-umer-posle-togo-kak-ego-zamotali-v-kover-derevnya-chaplyk-17-iyunya-2016 © ng72.ru