Современный капкан для семьи наркомана

Наркотики нового поколения – так называемые «дизайнерские наркотики» существенно отличаются от наркотиков классических – опийных (ханка, героин, дезоморфин), с которыми связано начало эпидемического распространения наркомании в 90-е годы. Соответственно иррациональное отношение общества, которое формировалось к опийной наркомании по причине непонимания сути этого явления частично меняется на другие, но также на искаженные представления и «мифы».

Но кое-что остается неизменным. Прежде всего, это мнение, что изоляция наркомана сама по себе является эффективным лечением. Люди думают, что если человек лишится возможности употреблять наркотики в течение какого-то продолжительного времени, месяц – два, может быть полгода, то он освобождается от зависимости. Одним из частных проявлений такой формы заблуждения является попытка «лечить» наркоманию тюрьмой. Нет, естественно родственники не «сажают» наркомана лично, но рассматривают процесс лишения свободы для него как меньшее зло. «Пусть лучше отсидит, хоть так колоться перестанет» — распространенная точка зрения для многих граждан, особенно во времена бурного расцвета героина в первой половине 2000-х годов. Такая логика понятна, но ошибочна. Понятна потому что, считается, что человек не может сам остановить употребление и непреодолимые препятствия, например, внешняя изоляция, сделают это за него. Ошибочная, потому что, по статистике, 90% осужденных лиц, потреблявших наркотики до тюрьмы, возвращаются к употреблению в первые 2 месяца на свободе.

Это еще и при том, что большинство, выйдя из тюрьмы, возвращаться к наркомании совершенно не планируют и считают себя «свободными» от зависимости. Почему так происходит?

А дело все в том, что в процессе употребления наркотиков человек разучивается жить обычной жизнью – выполнять социальные функции, нести ответственность, конструктивно выстраивать отношения с людьми. У него формируются совершенно другие жизненные навыки, необходимые для регулярного употребления наркотика. И если внезапно прервать его наркоманскую жизнь, изолировать на время, а потом вернуть в общество, то его личность будет приспособлена для того способа жизни, которым жила все последнее время в этом обществе.

В этом смысле процесс реабилитации отличается от обычной изоляции от общества тем, что кроме изоляции реабилитация направлена на то, чтобы восстановить человеку утраченные навыки здорового существования, личностные качества, привить ему понимание болезни, распознавания ее проявлений, знания, как избежать срыва, душевной силы обратиться за помощью в сложной ситуации и других умений, которых у него не было. Естественно тюрьма или любая другая форма обычной изоляции от наркотика не научит этому необходимому. И именно поэтому изоляция ради изоляции сама по себе бессмыслена.

Современная форма изоляции – это реабилитационный центр, которых в последнее время становится все больше. Человек может провести в реабилитационном центре 3 месяца, полгода или год, будучи в «вынужденной ремиссии» не имея возможности употреблять наркотики. Однако, что с ним произойдет после выхода из центра – вернется к наркотизации или станет жить другой жизнью – напрямую зависит от того, как он провел время реабилитации. А это уже зависит от того, в каком он был реабилитационном центре, некоторые из которых являются пустышками, где просто держат людей, а некоторые работают достаточно эффективно, выпуская пациентов готовыми к свободной от наркотиков жизни.

Сегодня распространена другая форма заблуждений об изоляции наркозависимого. Учитывая то, что достаточно часто современные наркотики (спайсы, соли) приводят к острым психозам (параноидальный бред, галлюцинации), часть потребителей попадают в психиатрические больницы.

Известно, что наркомания помолодела и средний возраст таких пациентов едва ли сильно превышает 20 лет. Родители такого пациента, отойдя от первоначального шока, во-первых, от наркомании ребенка, во-вторых, от того, что он в «психушке», не получают от психиатров никакого внятного разъяснения о лечении. Последние просто проводят симптоматическую терапию, преимущественно нейролептиками, купируя психоз, не представляя (сегодня никто не представляет) дальнейшие перспективы пациента. В такой ситуации, семья наркозависимого испуганно интуитивно цепляется за идею о том, что, побыв подольше (месяца два – три) в психбольнице, помимо лечения психических симптомов он «отвыкнет» от наркотиков и вернется домой здоровым. К сожалению, это иллюзия.

Даже если наркотический психоз случился на ранней стадии наркотизации, и поведенческие изменения сформироваться не успели, мозг человека, скорее всего, навсегда запоминает действие этих сильных наркотиков. Ремиссия (отсутствие употребления) может продолжаться длительное время и сформировать как у потреблявшего наркотик, так и у его семьи иллюзию здоровья. Но критическая ситуация, которые бывают у всех, может в любое время вернуть в жизнь человека наркотик, когда о нем уже забыли. Наркотик может быть уже другой или, что тоже часто, его функцию может взять на себя алкоголь.

Если же психоз и психбольница случаются тогда, когда уже у человека есть поведенческие изменения в результате наркотизации, то выход его из медучреждения без полноценной психотерпевтической коррекции вернет его к употреблению скорее рано, чем поздно.

И том и в другом случае требуется разная по глубине и длительности реабилитация. Возможно в первом случае будет достаточно пройти короткую амбулаторную программу. Самое главное понимать, что изоляция почти никогда не решает проблему – потому что эта проблема в голове человека, за пределами его знаний и понимания, не только в мыслях, но и в измененной работе нейромедиаторов.

Оцените материал -

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 человек, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *