Интервью директора ФСКН Иванова (февраль 2014)

Наркоконтроль разрабатывает программу по лечению наркозависимых. Согласно проекту реабилитацию будут проходить до 150 тысяч человек в год. Виктор Иванов, директор ФСКН рассказал какой ущерб наносит обществу наркомания.

— Наркомания как всемирная социальная проблема имеет экономическое измерение. Согласно общемировой практике, потери от наркомании составляют 2-3% от Валового внутреннего продукта. Для России эта цифра превышает 1,5 трлн. рублей ежегодно. То есть до 2020 года, если не предпринять мер, Россия потеряет до 15 трлн. рублей.

Разрабатываемая сегодня федеральная программа по реабилитации и ресоциализации, направленная на создание национальной системы помощи наркозависимым. Что она из себя представляет, когда она будет запущена и на какой стадии сейчас разработка этой программы?

— Возвращаясь к экономическим расчетам, предполагаемые затраты на данную программу до 2020 года составляют 150 млрд. рублей. Согласитесь, 15 трлн. потерь и 150 млрд. затрат, чтобы эти потери существенно снизить – в этом есть очевидная экономическая целесообразность. Поэтому создание такой программы крайне важно.

Сегодня мы находимся в такой ситуации, когда есть затраты на наркологическую помощь. Но дело в том, что наркологическая помощь сводится в основном к оказанию помощи в снятии абстинентного синдрома. В России есть такое понятие «похмелиться», так вот наркологическая помощь в большинстве это именно это и представляет. Естественно в таком случае не идет речь о том, чтобы человек прекратил употреблять наркотики после этого. Поэтому основная цель программы – это снижения уровня наркомании в России, а, следовательно, декриминализация общества, путем освобождения от зависимости этих наркопотребителей.

Предполагаемое число лиц, которые будут проходить эти программы мы планируем довести до 150 тысяч человек в год. Это реальная цифра. Сегодня государственная система наркологической реабилитационной помощи имеет ресурс 1700 коек. Что такое 1700 коек на 8,5 млн. людей, которые регулярно или эпизодически употребляют наркотики. Это практически ничего. Для сравнения – во Франции, имеющей в два раза меньшее население, 150 тысяч человек ежегодно проходят реабилитацию. Это контрольные показатели, к которым мы стремимся приблизиться, опираясь не только на бюджетные возможности, но и с использованием широких структур общества, в частности неправительственных организаций. Сегодня государство индифферентно относится к деятельности таких организаций, хотя от 300 до 500 таких структур работают на ниве оказания реабилитационных услуг, но при этом, к сожалению, в России пока нет определения слова «реабилитация», следовательно, нет и нормативной законодательной базы, которая определила бы стандарты, подходы, методику организации этой работы и конечно это недопустимо. Именно поэтому разрабатываемая программа явится фундаментом или каркасом деятельности по освобождения от наркотической зависимости в Российской Федерации.

Проблеме наркомании не один и не два года, она известна давно. Почему только сейчас решили заняться комплексным решением этой проблемы.

— Изначально, когда пошел неукротимый резкий рост наркомании, это в 90-е годы, когда ломались ценности, открылись границы, росла безработица, мы конечно оказались не подготовлены к столь масштабной проблеме. Наше понимание, наша ментальность сводились к тому, что надо ее каленым железом выжигать из общества путем полицейских мер. Конечно полицейские меры они необходимы, они должны быть продолжены, но только полицейскими методами проблему наркомании не излечить. Это истина, которая закреплена и в международной практике, и в решения Организации объединенных наций. Изучив этот опыт, мы учли его в Стратегии государственной антинаркотической политики, которая в 2010 году была утверждена Указом Президента. Она работает по двум основным направлениям – на продолжение эффективной полицейской деятельности – ликвидации инфраструктуры наркопреступности, срыва поставок наркотиков и второе не менее важное, а более масштабное направление – разворачивание программ освобождения от наркозависимости.

В России нет принудительного лечения наркомании. Как будете решать этот вопрос?

— В советское время наряду с наркодиспансерами действовала сеть лечебно-трудовых профилакториев. То есть, когда диагностировали яркую зависимость, то решением суда его направляли в ЛТП, где человек порядка года находился, вел нормальный образ жизни, не употреблял наркотики. Сломав систему ЛТП взамен мы ничего не создали. Поэтому появилась серьезная проблема того, что уровень наркомании в России не снижается. Возникает вопрос – как заставить наркопотребителя, как его побудить пройти достаточно длительную программу. Для этих целей международная практика рекомендует имплементировать в законодательство положение о, так называемой, альтернативной ответственности наркомана. Потому как, проблема наркомана, проблема его наркопотребления является еще и очень большой проблемой его окружения, его родственников, его родителей. Если человек работает, то это и на работе проблема. Да и не только для узкого круга, а для всего общества в целом. Наркопотребитель – это, своего рода, микрорынок сбыта наркотиков. А у нас в России таких 8,5 миллионов, что обеспечивает колоссальный рынок сбыта и предложения. Поэтому наркопотребитель тоже должен иметь серьезную ответственность перед обществом. На сегодняшний деть ответственность за наркопотребление – административная, это, как правило, штраф. А если ответственность для наркопотребителя будет серьезная, то это уже почва для формирования эму альтернативы в виде длительного курса реабилитации от наркопотребления. Такая модель права воспроизведена во Франции, Швеции, США на уровне государственной меры. Мы предлагаем ввести это же в Российской Федерации. Во Франции потребление наркотиков является уголовным преступлением. Но не в логике того, чтобы наркопотребителя посадить за решетку, а в логике того, чтобы в процессуальном порядке его поставить перед выбором – либо лишение свободы, либо курсы освобождения от наркозависимости. Тем самым поддерживается достаточно низкий уровень наркомании во Франции.

Всем понятно, что государственные реабилитационные центры не справятся с такой нагрузкой. Планируется каким-то образом поддерживать негосударственные центры реабилитации? Каким образом будет изменяться ситуация отсутствия правового поля для такой деятельности?

Во многих негосударственных реабилитационных центрах я бывал лично и хорошо знаком с их работой. Видел блестящие примеры и результаты работы. Знаю лично бывших наркопотребителей, которые сегодня поднимают производство, создают новые рабочие места, много таких, кто просто вернулся к нормальной жизни, создал семью, трудоустроился. Есть центры, которые наиболее эффективно работают, поэтому мы предлагаем установить систему грантов, предоставляемых тем, кто работает в соответствии со стандартами, которые должен выработать федеральный центр. Тем самым, вот эта поддержка позволит расширить масштабы эффективной работы в дальнейшем. Это не значит, что мы берем полностью на государственный бюджет, но помощь и стимулирование от государства они получать будут.

Программы направлены на то, чтобы втянуть в них максимальное количество наркопотребителей, поскольку если мы этого не делаем, то они предоставлены сами себе, а это потенциал для роста наркопреступности и роста наркомании.

Регионы постоянно жалуются на недостаток средств для ведения профилактики наркомании. Как будете решать эту проблему?

Есть местные бюджеты. В бюджетах есть средства на здравоохранение, на меры по социальной защите и поддержке населения. Проект федерального закона «О социальной поддержке населения» воспроизведет те необходимые меры поддержки семей, находящихся в сложной жизненной ситуации по причине присутствия в составе наркопотребителя или алкогольно-зависимого родственника. Это подразумевает под собой и бюджетную поддержку.

Программа масштабная. А будет ли какая-то персональная ответственность за каждого, кто пришел по этой программе?

Ответственность во многом лежит на самом наркопотребителе. Если он выходит из программы реабилитации, то к нему должны применяться санкции. Но, при этом, уровни мотивации должны все время быть в нужных кондициях с тем, чтобы наркоман продолжал реабилитацию, поэтому очень важны контакты с родителями, с близкими, с социальными службами, это все должно быть приведено в действие.

Санкции – это альтернативная ответственность, если мы вводим уголовное наказание за наркопотребление.

В правоохранительной сфере мы продолжаем настаивать на том, чтобы ФСКН была наделена компетенцией приостанавливать гражданский оборот продукции, которая, по нашим данным, дает наркотическое воздействие. Здесь речь идет прежде всего о вновь синтезированных веществах, не находятся в списке подконтрольных веществ, поэтому сегодня мы формально не наделены правом запрещать оборот этой продукции. Процедуры внесения вновь появившихся веществ в список подконтрольных сегодня занимают от 1 года до полутора. За это время десятки тысяч людей приобщатся к этому наркотику, а какая то часть из них умрет. Каждую неделю в мире синтезируется новый наркотик. То, о чем мы говорим – это такая превентивная мера раннего обнаружения новой угрозы. По этому пути пошли все страны Евросоюза, а в США эта норма действует уже 10 лет.

Оцените материал -

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока нет голосов)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.