Губернатор потребовал увеличить  финансирование центров реабилитации наркозависимых

Алексей Текслер потребовал увеличить финансирование центров реабилитации для наркоманов

В Челябинской области увеличат финансирование частных реабилитационных центров. Это предусмотрят при формировании бюджета до 2022 года. Читать далее

Челябинского нарколога обвиняют в смерти пациента

Суд Центрального района Челябинска рассмотрел ходатайство в отношении директора медицинского центра «Наркология» Андрея Власова и его коллеги врача-нарколога Сергея Тавакова. Их обвиняют в оказании некачественных медицинских услуг.

Читать далее

«Задерживают по 9 человек в сутки»

В Челябинской области из-за активности силовиков стало трудно торговать наркотиками

В Челябинской области по итогам прошлого года впервые за много лет наметилась положительная тенденция: существенно снизился уровень незаконного потребления наркотиков, в два раза снизилась смертность от передозировок. По словам старшего прокурора отдела по надзору за процессуальной деятельностью ГУ МВД, ГСУ ГУ МВД России по Челябинской области прокуратуры региона Алексея Махалина, свою роль в постепенной стабилизации наркоситуации играет активность правоохранительных органов, которые научились распознавать незаконный бизнес, даже хорошо скрытый под видом легальной деятельности.

Смертность от передозировок действит Читать далее

Челябинцы жалуются на реабилитационный центр для наркоманов в съемной квартире

«Ломятся в квартиры и гадят в подъезде»

Челябинцы жалуются на реабилитационный центр для наркоманов, открытый в съемной квартире

Такая картина — не редкость в подъезде дома №32 по улице Российской

Жители дома на Российской, 32, в Челябинске уже больше года не могут найти управу на реабилитационный центр для наркоманов, открывшийся прямо в квартире на втором этаже. У центра — а жильцы считают, что это просто ночлежка, — нет ни отдельного входа, ни вывесок, и потому маргинальные «клиенты» просто ломятся «по примерному» адресу, названивая во все квартиры, а в ожидании места спят в подъезде и там же иногда справляют нужду.

О том, что в доме на Российской, 32, есть некий центр реабилитации, знают все жители окрестностей и даже таксисты. Уточняя адрес заказа, они так и говорят: «А, это дом, где наркоманов держат».

«Ночлежку открыли больше года назад в квартире № 20 на втором этаже дома на Российской, 32, в третьем подъезде, — говорит одна из жительниц дома Светлана. — Четырехкомнатная квартира принадлежит Владимиру Бовильскому, но он там не живет, а сдает ее молодой семье с годовалым ребенком. Они и открыли этот реабилитационный центр и вроде бы даже живут при нем. Никакого отдельного входа или вывески нет, но визитки свои они по городу раздают и на балконе объявление повесили. В итоге в поисках этого центра все асоциальные элементы идут к нам. Там вроде бы все бесплатно, поэтому от клиентов нет отбоя: в ожидании места они спят в подъезде, пугая своим видом детей. Днем человек по 10 ходят на прогулку. У меня дочка — школьница. И мне реально страшно сейчас не только отпускать ее гулять во двор, но и просто идти в школу. Двор у нас небольшой, все друг друга знают. А теперь здесь постоянно ходят какие-то посторонние люди, не внушающие доверия».

Светлана вместе с группой активных жильцов уже неоднократно жаловалась в полицию, прокуратуру и даже налоговую — чтобы проверили, что за деятельность ведется в квартире. Но пока никакого толка от обращений нет.
Единственное — хозяева реабилитационного центра стали больше следить за чистотой в подъезде и оперативно убирать следы жизнедеятельности реабилитантов, ждущих очереди.


«Налоговая ответила, что примут к сведению. Ответ пришел даже из КУИЗО, якобы пришли на место вместе с участковым, провели разъяснительную беседу, нарушений не выявлено, — отмечает Светлана. — Участковый ответил, что принять меры не может, потому что ему эта семья заявила, что они сами живут в этой квартире, а посторонние люди — просто гости. Только вот гости не должны жить тут постоянно и иметь код от домофона».

Еще один житель подъезда Юрий рассказывает, что среди постояльцев есть и просто наркозависимые, и люди, которые вышли из колоний и им некуда больше податься.

«Они спят в подъезде пьяные, в декабре прямо на лестничной клетке кто-то устроил дефекацию, — говорит мужчина. — Я вожу детей в садик и школу каждое утро и постоянно все это вижу. Иногда они попадают в подъезд, но путают квартиры и начинают в любое время суток стучаться, пугая жильцов».

Кроме того, в последнее время во дворе дома с машин снимают колпаки и аккумуляторы.

Корреспондент Znak.com под видом родственника потенциального клиента позвонил по указанному на балконе квартиры номеру телефона. Трубку взял мужчина и сказал, что реабилитационный центр на Российской, 32, действительно работает.

«Содержание бесплатное, человек находится на самообеспечении, живет добровольно, — говорит представитель центра. — У нас по всей стране сеть центров, общественная организация „Путь преодоления. Урал“. В Челябинске всего шесть филиалов: три в частных домах и три в квартирах. Я сам отвечаю за центр на Российской, 32. У нас в квартире сейчас 10 мужчин и две женщины. И я с семьей одну из комнат занимаю. Запрещено употреблять наркотики, курить, пить. Мы читаем библию, проводим в городе акции помощи бездомным „Накорми голодного“. Содержание добровольное, живет человек месяц, иногда мы можем отправить человека в другой город, чтобы было меньше соблазнов».

Судя по сайту организации, это сеть неких центров по всей стране, где нуждающиеся люди могут получить еду и кров. Представители центра в официальных обращениях признают, что для многих посетителей — это действительно просто «передержка» перед очередным загулом, однако есть и те, кто встают на путь исправления.

В пресс-службе УМВД Челябинска уточнили, что действительно по этой квартире поступало обращение жительницы. «Сотрудниками полиции проведена проверка. Установлено, что по данному адресу расположена общественная благотворительная организация „Путь преодоления“. Нарушений в ее деятельности не выявлено», заявили в полиции.

Источник: https://www.znak.com/2019-01-31/chelyabincy_zhaluyutsya_na_reabilitacionnyy_centr_dlya_narkomanov_otkrytyy_v_semnoy_kvartire

Житель Башкирии рассказал о пытках в реабилитационном центре в Челябинске

«Вверх ногами привязывали к столбу»: житель Башкирии рассказал о пытках в реабилитационном центре
Жена отправила мужчину лечиться от алкоголизма, а оказалось, что оплатила три месяца истязаний.

После публикации об издевательствах в частном реабилитационном центре для наркозависимых и алкоголиков в редакцию обратился житель Башкирского города Стерлитамака.

Мужчина побывал на этом «лечении» в Челябинске и сам столкнулся с ежедневными истязаниями, которые больше похожи на пытки. По его словам, люди там проходят жестокие тренинги и не спят сутками, их держат впроголодь и избивают за малейшую провинность.

Владимир рассказал, как взрослым мужчинам ломают психику, как пациентам приходится выживать в нечеловеческих условиях, и можно ли после такой реабилитации вернуться к нормальной жизни.

Три золотых дня и три месяца мучений

У меня были срывы. Пил раза три в год. Бывало, что дней по десять лечился, никак вылечиться не мог. Сильно болел, даже сердце останавливалось. И кто-то посоветовал моей жене реабилитационный центр, из которого я якобы должен вернуться другим человеком.

За мной приехали прямо домой два гражданских крепких парня. Я поддатый был. Говорю: «Бутылку водки возьмёте, поеду с вами». В машину сел добровольно. Заехали в магазин, купили водку и поехали в Челябинск.

Дом не такой, как в рассказе сбежавшего челябинца Александра, но компания та же. Я так понял.

Сначала было три золотых дня. Три дня я отсыпался, отлёживался, находился в отдельной комнате. Всё это время в доме была тишина, все разговаривали полушёпотом.

Когда третий день закончился, меня приняли, и тут же начался тренинг «доска». Людей выстраивали на доске в ряд, ноги ёлочкой плотно-плотно друг к другу. А потом все должны были переместиться так, чтобы первый человек стал последним, а последний — первым.

У меня хроническая изжога, мучаюсь ей уже 12 лет. Когда меня жена снаряжала, забыла положить лекарство. Я думал, что в центре всё по-человечески и попросил у консультанта таблетки.

— Таблетку тебе надо? — спросил консультант. И сказал стажёру принести.

Тот принёс мне сумку килограммов на 15. На, говорит, тебе таблетку.

«Доску» и так невозможно пройти, а тут ещё у меня в руке 15-килограммовая сумка. Её опускать нельзя, на пол ставить нельзя. Я два раза чуть не умер: пот градом, сердце выскакивало. Мы этот тренинг по полтора суток проходили. Пока не пройдёшь — спать не пойдёшь. Единственное, отпускали покушать минут на 15.

Был ещё такой тренинг, «верёвка» назывался. Брали длинную верёвку с ответвлениями, которые привязывали к рукам. И мы ходили связанные этой верёвкой трое с половиной суток. Спали, ели, в туалет так ходили. Представляете, маленький туалет. В него заходят одновременно 4–5 человек, один сидит нужду справляет, а остальные смотрят на него.

Был тренинг «болото» — по кирпичам скакали. Сутки с лишним уходили на его выполнение. Выкладывали кирпичи на приличном расстоянии. Мы выстраивались, брали друг друга за руки и синхронно с кирпича на кирпич перепрыгивали. Это очень тяжело, я два раза проходил такой тренинг.

То, что не давали спать по трое суток из-за тренингов, — это реально. Вообще всё, что рассказал Александр — всё правда.

Единственное, иногда мне делали скидку на возраст. Мне было 52 года тогда, я был самый старший.

 

Как жили в «доме страхов»

Люди постоянно уезжали, привозили новых, но обычно нас было 25–27 человек.

Я знаю, что у них есть терапевтическое сообщество. Там, вроде как, помягче — не бьют и не издеваются. У нас же была «жёсткая мотивация». Тех, кто плохо вёл себя в терапевтическом сообществе, привозили к нам на исправление.

Каждый день в 12 ночи начиналась планёрка, и мы не знали, чем она закончится. За день за нами копились провинности персонально или в целом за группой. А вечером мы все были в страхе, думали, какое наказание будет.

Меня, честно говоря, ни разу не били. Но были у нас отдельные персонажи, над ними измывались. Например, привязывали колесо от джипа на диске, с которым нужно ходить по два-три дня, снимать нельзя.

Вверх ногами привязывали к столбу, и надо было стоять на голове. Руками упираться в пол нельзя. Руками упёрся — ещё наказание.

Такое происходило за малейшие провинности: слово не написал, сказал что-то не так. Если ты, не дай бог, один куда-то отойдёшь — это жёсткий залет. Я имею в виду, в туалет захочешь без спроса. Но такого просто не было, все знали, чем это грозит. Опоздали на построение, вовремя не пересчитались — общий залёт на группу. Там постоянно все голодные ходили. Увидели, что кто-то кусок хлеба украдкой взял — вообще жесть начинала твориться. Обращение было как со скотом.

Разговаривали с нами матом, постоянно орали. Ходили строем, и это внутри дома. Может, морально так унижали. Я не знаю.

На улицу выходить было нельзя, везде железные решётки, железная дверь. Выпускали из дома редко-редко — только на обливание по утрам ходили регулярно.

У нас отбирали телефоны, зажигалки, бритвенные принадлежности, зубные щётки, ножницы. Выдавали только на время. И всё происходило в полубеговом режиме. Сначала обливание, потом умывались. Пасту на сухую щетку мажешь и на сухую начинаешь зубы чистить. Рот полощешь под холодной водой в душе, пока моешься. Потом тебе дают максимум минуту на то, чтобы побриться.

Телефонные звонки разрешали только через месяц пребывания. Два консультанта садились напротив, телефон клали на стол и включали громкую связь. Предупреждали:

— Если расскажешь — сам знаешь, что будет.

И ты говоришь родным, что всё хорошо, тебя всё устраивает, всё здорово. А если начинаешь жаловаться, телефон сразу отрубают и наказывают всю группу. Лишаешься звонков минимум на неделю, лишаешься сладкого. А я так понял, что наркоманы без сладкого прям умирают, поэтому сладкого лишали за малейший залёт.

Когда чьи-нибудь родственники сами звонили, консультанты менялись прямо зеркально. Становились сама вежливость.

— Да-да, здравствуйте, реабилитационный центр. Слушаем вас. Да-да, очень рады. У сына всё очень хорошо, всё нравится, выздоравливает, — врали они. — Программа выздоровления идёт успешно. Питания хватает. Питание хорошее, разнообразное, едят до отвала. Вас неправильно информировали.

А потом, когда разговор заканчивался, кричали:

— Ты чё, ты когда успел сказать? Ушёл в подвал до вечера!

При этом все голодные сидят, смотрят, как лапшу вешают откровенно. А на том конце провода радуются, что сына в такое хорошее место отдали.

На деле же родственники платили не за лечение в хороших условиях, а за пытки

Там было много отсидевших ребят, среди них Алексей, 17 лет отбыл в колонии. У нас с ним на кухне как-то был наряд. Я у него спрашиваю:

— Лёха, если бы тебе дали выбор: езжай или на зону, или тут оставайся?

Он сказал, что на зону бы отправился, потому что тут по сравнению с зоной полный беспредел.

Зависимость не прошла, а семья распалась

У меня пару раз были такие приступы там, что думал, умру. А на втором месяце апатия какая-то началась. Думал: умру — так умру. Обречённость какая-то. Когда уезжал домой, особой радости даже не было.

Вообще там до последнего не говорят, когда уедешь. Мне сказали настраиваться на год, но отпустили через три месяца. Я думаю, потому что платить перестали. Жена отдавала по 25 тысяч в месяц.

Убежать оттуда невозможно. Один пытался — его на заборе поймали. Поэтому, когда я уходил, решил помочь тем, с кем дружил и тихонько пронёс записку в штанах с тремя телефонами родственников. Там всех проверяют на выходе, и мне пришлось специально порвать штаны, чтобы пронести записку незаметно. Потом я позвонил всем, кому обещал, и моих приятелей вытащили оттуда.

Несмотря на все издевательства, психику мне не сломали. Наоборот, я старался поддерживать остальных. Я понял, что главное — соглашаться. Там каждый день надо ходить к консультанту на общение. Разговаривать, рассказывать, как себя чувствуешь. Я всё время говорил, что программа такая здоровская, помогает. Они сами там обалдевали, и лишних залётов у меня не было. А были там такие горячие, им слово — они пытаются спорить. А спорить — это личный залёт. Я их учил, что так делать не надо.

Пить я не бросил, а от жены ушёл. Причина расставания с семьёй только в том, что со мной произошло.

Во время нашего общения по телефону жена меня спрашивала, как дела. Я говорил, что ровно. А она знала, что «ровно» в моём случае — это хуже некуда. Я ей каждые переговоры маяковал. Она мне: «Когда уже нормально будет»? Я говорю: «У меня ровно всё». Она прекрасно понимала, что у меня всё плохо. Она сама врач по образованию, всё ждала какого-то чуда и не смогла мне помочь.

Сначала у меня было желание обратиться в полицию. Но потом плюнул. Не стал заявление писать. Сейчас уже многое забылось. Наверное, всё плохое в голове блокируется.

Источник: https://ufa1.ru/text/criminal/65635591

СК подключился к скандалу о пытках в реабилитационном центре для наркоманов на Южном Урале

В ванной комнате было открыто окно для проветривания. Через него и убежал

Органы Следственного комитета России в Челябинской области приступили к проверке по заявлению о пытках в реабилитационном центре для алко- и наркозависимых на территории Чебаркульского района. Об этом сообщил руководитель следственного отдела по Чебаркульскому району Виталий Александров. В самом учреждении — реабилитационном центре «Восстановление плюс» — все обвинения отвергают, уверяя, что мужчину никто силой в учреждении не держал и тем более не применял к нему силы.

Читать далее

Где и как пытали челябинца работники центра для алкоголиков и наркоманов

«Возомнили себя царями»: где и как пытали челябинца работники центра для алкоголиков и наркоманов

Челябинец на 2,5 месяца попал в заключение к сотрудникам реабилитационного центра

Читать далее

Челябинск: Школьницы с наркотиками и смертельная волна наркомании

В Челябинске пользователи форумов и соцсетей активно обсуждают очередной случай задержания подростков, попавшихся на распространении наркотических средств. Две девочки-подростка были пойманы 9 октября, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

Читать далее

«Белый китаец» выкашивает Челябинск

Число жертв «Белого китайца» перевалило за сотню. Силовики и власти в панике.

Челябинские власти и полиция бросили все силы на борьбу с торговцами «белым китайцем»

На Южном Урале резко растет число жертв от передозировки новым для региона наркотиком, получившим название «Белый китаец» (карфентанил). По данным областного бюро судмедэкспертизы, за шесть месяцев этого года из 157 умерших от употребления запрещенных веществ челябинцев 90 скончались как раз от новой «синтетики». Пик смертей пришелся на июнь — 41 человек. Среди погибших — молодые люди, в том числе, имевшие семьи с детьми, и один несовершеннолетний. Читать далее

Где в Челябинске помогут избавиться от алкогольной зависимости

 

Росстат сообщил, что продажи алкогольных напитков в России в 2016 году снизились. Россияне стали покупать меньше алкоголя по сравнению с прошлым годом. А можно ли говорить о том, что снизилось число пьющих? Читать далее

Лечение от алкоголизма на курсах при православном храме

— У меня была третья стадия алкоголизма, финальная в таком состоянии, — смотрит мне в глаза Сергей. — Я уже мало что соображал. Были мысли о самоубийстве. Жил как в тумане.

Сергей бизнесмен. Говорит, 24 года работал без отпусков. Вечерком расслаблялся пивом с мужиками на стоянке. В выходные посерьезнее накатывал.

— Надо было завязывать. У меня четверо детей. Уже не помню, кто посоветовал пойти в церковь. Скептически отреагировал, но пошел. Пришел на первое занятие и остался. Потом в храме дал обет трезвости. Уже третий месяц — ни капли в рот. Заодно и от сигарет отказался. Сейчас давление у меня — как у космонавта, сахар в норме. Хотя я разваливался. Еще времени свободного больше стало.

 

ЭТО НЕ КОДИРОВАНИЕ

У каждого, кто ходит на курсы при храме «В честь святителя Василия Великого», своя история. Наталья обратилась за помощью, боялась, что курсы на нее не подействует, не сработает. Андрея в храм привел пьющего отца и сам принимает обет трезвости. Максим пришел на курсы вместе с супругой. Жена почти не пьет, но решила поддержать мужа. Вот еще одна семья: Раиса дала пожизненный обет трезвости, чтобы встал на путь истинный. Тот сидит за столом, хмуро опустив голову.

Десять занятий помогают очень большому проценту «курсантов» бросить пагубную привычку.

— Мы 40 лет вместе, — говорит Раиса. — Ради наших детей, ради нашего общего блага я приняла такой обет. Надеюсь, что муж не будет тянуться к рюмке.

За столом церковной обители вовсе не опустившиеся алкоголики с помятыми лицами. И не подумаешь с первого взгляда, что они «профессиональные» пьяницы. Они и сами еще недавно в этом себе не признавались.

— Главное — осознать, что ты оказался в алкогольной зависимости, — говорит Максим. — Встать с колен можно с Божьей помощью. Ты либо живешь, либо падаешь!

Руководитель курсов Евгения Гусарова не один десяток лет проработала в системе высшего образования.

— Это никакое не насилие, — поясняет Евгения Николаевна. — Метод кандидата биологических наук Г.А. Шичко — это своего рода перепрограммирование. Все идет от доброй воли человека, от его внутренних побуждений. И Господь ему поможет усмирить эту страсть. Наша цель — не делать из людей «бывших алкоголиков», а помогать им стать другими — успешными и счастливыми. Наш метод — это не ломка и не кодирование. Мы не настаиваем на том, чтобы человек давал обет трезвости. Он сам должен это решить.

ПЬЮЩИЙ ПРОФЕССИОНАЛОМ НЕ СТАНЕТ

Отец Александр Невзоров — духовный наставник Общества трезвости и православной молодежной организации «Трезвение».

— В давние времена холодильников не было, — говорит отец Александр, — сок фруктов сбраживали, получалось вино. Его употребляли, смешивая с водой. Считалось, что даже малые дозы сухого вина обеззараживали воду. Это была своего рода санитарная норма. В те времена опьянение было категорически неприемлемо. Алкоголь воспринимался как консервант. Сегодня же это продукт маркетинга. Коньячок — под шашлычок, белое вино — под рыбу, красное — под мясо. Люди заражаются «культурой пития», которую навязывают производители алкоголя.

Отец Александр вспомнил историю из детства.

— В 70-е годы я учился в десятом классе. Приехал к дяде на каникулы в Саратов. Он преподавал в театральном институте. Я бывал на их капустниках. Все они проходили без глотка спиртного. Дядя смог убедить студентов, что настоящим профессионалом сможет стать лишь тот, кто научится радоваться жизни без алкоголя.

 

ВАЖНО ТРЕЗВЕНИЕ ИЗНУТРИ

— Сегодня винопитие и наркотики — проблемы почти всех наших семей, — продолжает отец Александр. — От этого страдают все близкие и сам виновник — человек зависимый. Когда он приходит к осознанию — надо что-то делать, тогда мы готовы помочь. Речь идет о полном отказе от спиртного, а не выводе из запоя. Лечение происходит посредством слова. Идет работа человека над самим собой, в том числе и через написание дневников. По вечерам, перед сном он делает самоотчет, составляет план на завтра. Как бы все выплескивает на бумагу, и это помогает справиться с внутренними проблемами. Проблемами, которые в суете жизни, под шум телевизора мы не замечаем.

— Человек дал обет трезвости, к примеру, на месяц. А через неделю сорвался. Что в таком случае?

— По сути, мы с самого детства даем обеты — почистить зубы, вымыть посуду, убрать в комнате, хорошо учиться. Традиция принятия обетов описана еще в Ветхом Завете. При произнесении слов обета неисполнение их считалось грехом. Обет — это действие, которое предполагает, что если человек его нарушил, то должен в этом покаяться перед Богом. Прийти на исповедь, признаться в падении и снова встать на ноги. Бог видит, если человек лицемерит. Он прощает лишь того, кто сорвался действительно из-за сильной немощи. Но процент людей, которые нарушили такой обет очень и очень небольшой.

Обет предполагает одновременный отказ от употребления алкоголя, наркотиков, сквернословия, других вредных привычек. Некоторые, даже после того, как бросают свои вредные привычки, продолжают приходить в храм на уроки.

— Так легче понять, осознать свои ошибки, а значит, принимать в дальнейшем адекватные, верные решения, — объясняет отец Александр. — Ведь для человека важна не столько физиологическая трезвость, сколько трезвение — изменение внутренней духовной жизни. Ты чувствуешь, что тебе просто необходимо быть трезвым, духовно собранным, нужным и себе, и близким.

Главное условие для посетителей курсов — твердая вера в помощь Бога.

 

Как попасть на курсы

Десятидневные курсы по избавлению от вредных привычек проходят в челябинском храме Святителя Василия Великого (Челябинск, пр. Ленина, 6). Благотворительный взнос — 5 тыс. руб. Вводное занятие — каждый вторник в 18.00. Тел. 8-952-518-0897 (Антонина Борисовна), e-mail: hab-64@mail.ru

Курсы проходят при храме Василия Великого

По окончании курса всем принявшим обет выдается Обетная грамота, стиль которой сохранен еще с дореволюционных времен:

— Пред пречистым образом Божией Матери «Неупиваемая чаша» я изъявил твердое намерение и дал крепкое обещание не пить спиртного и не употреблять ничего наркотического, не произносить скверных, гнилых слов. В чем да поможет Господь Бог.

Текст обетной грамоты сохранен с древних времен

Традиция принятия обетов воздержания от вина в России возникла в конце XIX века. Обеты тогда принимали сотни тысяч человек. После революции традиция была утрачена. Тогда же появился обычай пить на поминках, чего раньше никогда не было.

Источник: https://www.chel.kp.ru/daily/26417.7/3290306/