Наркотики или дети

Мы могли бы рассказать здесь историю пациентки Тульского областного наркологического диспансера № 1, которая променяла на наркотики все: родителей, профессию, семью, ребенка и, вопреки усилиям медиков и своим собственным, все еще продолжает колоться.
Но у вас наверняка возникнет подозрение, что возможности провинциального лечебного учреждения просто-напросто недостаточны, а чтобы лечиться эффективными методами где-то еще, у оной тулячки средств нет. Либо вы подумаете, что наша пациентка из совсем пропащих маргинальных слоев, откуда, как бегемота из болота, попробуй кого-то вытяни…

Ан нет! Современная наркомания не знает ни социальных, ни материальных, ни интеллектуальных различий. Возьмите для примера историю красавицы и умницы телеведущей Даны Борисовой. Находясь на пике своей формы, раскрученная до последнего предела, состоятельная, востребованная, Дана потеряла все, когда наркотики, принимаемые сперва для драйва и работоспособности, превратились в проклятую необходимость. Телезвезда и в Москве лечилась у лучших, самых дорогих специалистов, и в таиландской клинике к ней применяли передовые методы. Но, если судить по ее собственным признаниям в СМИ, сладкий ужас оказался сильнее. Только угроза лишения родительских прав и окончательное расставание с маленькой дочкой заставили Дану сделать над собой усилие, которое, как все надеются, даст-таки результат.

Возможности есть,
было бы желание
По свидетельству заместителя главного врача по лечебной работе Тульского областного наркологического диспансера Романа Макарова, в жизни страдающей наркоманией женщины именно назревающая утрата права на детей может оказаться спасательным кругом. У мужчин такого круга нет. Потеря бизнеса и ситуация, когда наркоман оказывается отцом-одиночкой на руках с младенцем, – вот точка отсчета, когда он способен сконцентрировать свои последние силы. Но глубинного животного инстинкта, который помогает женщине, в нем не заложено. В прошлом году из 153 наркозависимых, в отношении которых социальные службы инициировали процесс лишения родительских прав, 117 свернули с кривой дорожки и остались при своих детях. Надо ли говорить, что в решающем своем большинстве это представительницы прекрасной половины человечества.
– Наркомания – именно болезнь, а не проявление слабохарактерности и распущенности, как зачастую это воспринимается обывателями. Она может настигнуть любого, мы иногда видим такие внезапные и неожиданные трагедии, что остается лишь диву даваться. Первопричина социального сиротства детей – очень часто в употреблении психоактивных веществ одним или обоими родителями. Единственный гарантированный способ избежать подобной судьбы – не пробовать наркотические средства ни-ког-да, – говорит Роман Макаров.
По его утверждению, Тульский областной наркологический диспансер № 1 оказывает медицинскую помощь лицам с заболеваниями, связанными с употреблением наркотических средств, в полном соответствии со стандартами оказания медицинской помощи и совершенно бесплатно. По желанию пациента помощь может быть анонимной, но это уже за деньги.
Работа с пациентом осуществляется бригадой специалистов, состоящей из врача-психиатра-нарколога, медицинского психолога, психотерапевта, специалиста по социальной работе. Учреждение оснащено современным лечебно-диагностическим оборудованием и передовыми лекарственными средствами. Поскольку наркотики разрушают не только личность, но и все органы и системы, у пациентов всегда еще и соматические заболевания, которые лечат здесь параллельно. Для этого в диспансере есть свой терапевт и невролог, пациенты направляются на консультации в общесоматическую сеть. В диспансере можно сделать различные клинические анализы, ультразвуковое исследование, электроэнцефалограмму… Часть пациентов после стационарного курса направляются в реабилитационное отделение в Новомосковске.

 

За наш счет
Профилактика социального сиротства – работа, которая началась не сегодня, она постоянно идет. Диспансер сотрудничает с Кризисным центром помощи женщинам, реабилитационными центрами для несовершеннолетних, отделами опеки и попечительства. Нередко граждане обращаются за помощью без участия соответствующих служб, сами, особенно те самые отцы-одиночки. Приходят за советом и помощью бабушки-дедушки наркоманов, на руках которых частенько оказываются забытые родителями чада.
Помощь диспансер оказывает и в стационаре, и амбулаторно – в зависимости от тяжести случая и жизненных обстоятельств. Налажено взаимодействие с негосударственными реабилитационными центрами «Страна живых» и «Сила жизни», что расширяет на самом деле не столь уж большую реабилитационную базу учреждения. И вот новшество: с этого года действует программа именных сертификатов для бесплатного прохождения курса социальной реабилитации в этих центрах, расходы им возмещает бюджет. Критерии отбора для выдачи такого сертификата – это как раз несовершеннолетние дети и заработок ниже прожиточного минимума. В 2017 году выдано уже 10 сертификатов, сначала наркозависимые получают лечение в стационаре, а затем по направлению медиков идут в министерство труда и социальной защиты за сертификатом.
Кроме того, в регионе действует программа «Точка трезвости», когда, опять же бесплатно, гражданам по медицинским и социальным показаниям оказывают на самом деле совсем не дешевую услугу (ее в диспансере можно получить за деньги). Наркоману ежемесячно вводят пролонгированную форму налтрексона – блокатора опиоидных рецепторов. Это средство делает прием наркотиков бесполезным: колись не колись – кайфа не получишь. Метода используется в диспансере уже несколько лет и хорошо себя зарекомендовала. Риск есть, конечно, как он почти всегда есть в медицине. Наркозависимый, силясь преодолеть блокировку рецепторов, может принять такую дозу, что билет в один конец ему обеспечен… Так что мотивировка пациента на отказ от наркотика все решает и в этом случае. При прохождении лечения налтрексоном проводится медико-психологическое сопровождение пациента, от успеха которого зависит конечный результат.

 

Классика и дизайн
Роман Макаров отметил, что за последние годы получил распространение ряд новых синтетических «дизайнерских» наркотических средств. Это так называемые «соли» и различные курительные смеси. Многие воспринимают дизайнерские миксы как нечто безобидное, называя их «легкими» наркотиками. Само по себе утверждение в корне неверно. Наркотик по определению не может быть ни легким, ни бе­зопасным. Произведенные в кустарных условиях миксы зачастую сильно разнятся по содержанию действующего вещества. Не только потребитель, сам производитель представления не имеет о том, сколько чего они содержат и как это подействует. Поэтому от каждого приема можно ожидать чего угодно. Даже небольшое количество синтетического наркотического средства последнего поколения способно ввергнуть в крайне тяжелое состояние, сопровождающееся нарушением основных жизненных функций. Зачастую горе-наркоманы оказываются в психотическом состоянии с галлюцинаторными расстройствами и дезориентировкой. Нередки и летальные исходы.
Надо сказать, бум курительных смесей в основном прошел. Слишком страшны были последствия: многочисленные ролики, телепередачи сделали свое дело. Были перекрыты и некоторые наркотрафики, по которым в страну ввозилась дурь, вновь созданные вещества стали быстро попадать в реестр запрещенных, и их распространение преследовалось по закону.
Последние годы официальная наркомания имеет тенденцию к снижению – в России, в ЦФО, нашем регионе. В 2016 году на 1 июня у нас было зарегистрировано 2075 наркоманов, в этом – 1981. Что реальные цифры распространения иные – бе­зусловно да, но тенденция в целом внушает надежды.
– Уменьшение потребления наркосодержащих веществ согласуется с уменьшением потребления алкоголя. Что сейчас меньше стали пить, видно невооруженным глазом. Несколько лет назад человек мог запросто идти по улице и попивать из горла. Сейчас на него посмотрят как на чудовище, общество уже не принимает такого поведения. Комплекс государственных мер, насаждение моды на здоровый образ жизни реально изменили наше поведение. В наркологии есть объективный показатель, который не скроешь ни за какими цифрами, – это число алкогольных психозов. В 2016 году на 1 июня их в области случилось 99, в этом году за тот же период – 61. Все это дает надежду, что и социального сиротства у нас будет меньше, – говорит Роман Олегович.

Источник: http://ti71.ru/articles/society/ne_ostavit_sirotoy/?sphrase_id=169817

Оцените материал -

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока нет голосов)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.