В Русском Ишиме дарят шанс начать жизнь с нуля

Городищенский филиал ГБУЗ «Областная наркологическая больница» в Русском Ишиме. Так официально называется это медицинское учреждение. А если проще — реабилитационный центр для лечения алкоголизма и наркомании.

Найти его не так-то просто. Он словно отгородился от окружающего мира стеной вековых деревьев.

«Посторонним здесь не место, — говорит врач-психотерапевт, заведующий диспансерным отделением Пензенской областной наркологической больницы Илья Лан. — Люди проходят стационарную реабилитацию, и никакие факторы извне не должны их отвлекать. Другое дело, что некоторые пациенты не выдерживают без очередной дозы и пытаются убежать. Хоть и крайне редко, но такое случается.

Как-то поступил к нам бывший спецназовец и в марте решился на «рывок». Спрыгнул ночью из окна второго этажа, а за ним следом — еще двое. Спецназовцу ничего, он тренированный, приземлился с кувырком и дальше, через забор. А эти бедолаги переломали себе ноги и лежат, стонут. Спрашиваем их: «А вы-то зачем побежали?» — «Так он побежал, а мы за компанию…»

Особенность этого медучреждения в том, что сюда попадают люди, у которых есть неплохие шансы на реабилитацию. Самые тяжелые лежат в Пензе, в диспансере на улице Калинина, а в Русском Ишиме находятся больные преимущественно в средней стадии наркотической зависимости. По словам Лана, в 2013 году здесь прошел лечение 171 пациент, реабилитация 168 из них закончилась успешно.

Некоторые пациенты считают, что содержание в реабилитационном центре едва ли не санаторное. Отличный физиотерапевтический кабинет, спа-капсула, аппараты транскраниальной электростимуляции… Регулярно приходит настоятель канаевского храма отец Даниил, который проводит душеспасительные беседы.

К каждому пациенту здесь индивидуальный подход. Действуют долгосрочная и краткосрочная программы лечения. 20 коек в отделении медицинской реабилитации, несколько основных блоков — медицинский, психолого-коррекционный и социальный.

С питанием все обстоит очень даже неплохо. У реабилитационного центра заключен договор с Васильевской птицефабрикой. Есть свой огород, теплица, причем трудятся на земле сами пациенты — трудотерапия в действии. Излишками овощей снабжают даже столовую областного наркологического диспансера.

«В последние годы наметилась тенденция к снижению числа опиатных наркоманов, — говорит Илья Лан. — На смену им пришли потребители каннабиноидов и психостимуляторов — в просторечии спайсов и солей. Только за 9 месяцев этого года в токсикологию попало 400 человек с отравлением спайсами.

Что же касается клинической картины, то имеет место быстро нарастающий эффект от применения синтетического наркотика, чего не было раньше при употреблении героина, марихуаны и прочих аналогов.

Тогда зависимость от наркотиков формировалась не сразу, а постепенно. А привыкание к дизайнерским наркотикам происходит практически после первой затяжки.

Доступность и дешевизна подобных синтетических препаратов приводит к тому, что наркорынок работает теперь на подростков. И выявить их с помощью тест-полосок уже невозможно. Сегодня наркотические вещества выявляются только в лаборатории, да и то не все.

Приходится разрабатывать новые программы, на ходу менять способы лечения. Думаю, уже в следующем году можно будет говорить о каких-то результатах».

Одна из печальных историй произошла с 25-летней Екатериной, которая на днях уже покинет реабилитационный центр. По словам девушки, все началось 10 лет назад, когда в уличной компании она впервые попробовала героин, затем перешла на более дешевые психотропные препараты, в частности, дезоморфин. После трех лет употребления наркотиков Екатерина поняла, что нужно остановиться, сама пришла к врачам.

«Главное, чтобы ты сам захотел избавиться от наркотической зависимости, — уверена молодая женщина. — Я прошла курс реабилитации, избавилась от так называемых друзей, в том числе и от своего молодого человека, который употреблял наркотики, устроилась работать официанткой. Но, к сожалению, через несколько лет вновь сорвалась…

После нового курса лечения надеюсь, что больше срывов не будет. Хочу найти свою любовь, сыграть красивую свадьбу, родить детей… Чтобы все было как у нормальных людей.

Очень жаль потерянного времени, того, что не смогла закончить учебу, не получила профессию. Придется все начинать с нуля».

Похожая история и у 26-летнего Вадима. Колоть дезоморфин он начал после армии, насмотревшись на улыбающихся под кайфом друзей.

«Сначала это было как баловство, — говорит Вадим. — Думал, раз попробую, ничего страшного не случится… За следующей дозой поехал домой к однокласснице, которая занималась распространением наркотиков. Я работал тогда на СТО, деньги водились, так что время от времени мог позволить себе дозу. И скоро втянулся.

Домой приходил с окровавленными руками. Потом стал употреблять дома. Дозы иногда не хватало даже на два часа. Вставал с кровати, делал инъекцию и опять ложился.

Пытался сам бросить. Не дай Бог кому-нибудь пережить такую ломку… Суставы выворачивает наизнанку, температура под 40, тебя бросает то в жар, то в холод.

Выскакивал в майке и трико на улицу в мороз, чтобы сбить жар, потом домой — и под одеяло. Если в течение 15 минут не получится уснуть, значит, снова бессонная ночь. После того как я не спал девять ночей подряд, мать не выдержала и чуть ли не силком привела меня в наркодиспансер на Калинина».

Пройдя процесс реабилитации, Вадим вернулся к нормальной жизни. Устроился продавцом-консультантом, познакомился с девушкой, женился, родилась дочь, которой сейчас год и два месяца… Но, как и в случае с Екатериной, сорвался, попробовав спайс…

«Первые 10 дней прошли как в тумане, — вспоминает пациент центра. — А потом словно пелена спала с глаз. Я встал, побрился и понял, что еще могу стать человеком, а не превратиться в наркозависимую биомассу.

Единственное, чего боюсь, что, выйдя отсюда, не смогу удержаться и снова попробую спайс. На свободе я не раз ловил себя на мысли, что если начинаешь думать о спайсе, то ты готов переступить через что угодно, лишь бы снова ощутить кайф от первой затяжки».

Медицинский психолог Светлана Сарайкина уверена, что причины, толкающие людей в объятия наркотического или алкогольного дурмана, банальны: желание сбежать от проблем, расслабиться, неспособность другим способом проводить свой досуг.

«При поступлении в наш центр мы определяем реабилитационный потенциал пациента: высокий, средний и низкий, — говорит Светлана Ивановна. — В зависимости от этого назначаем лечение. У нас используется комплексный подход, в котором участвуют врач-нарколог, медицинский психолог, специалист по социальной работе, а также культорганизатор и трудотерапевт».

Кстати, у врачей и медсестер центра есть неписаное правило — никогда не поворачиваться к пациентам спиной. Вроде бы человек спокоен, нормально с тобой общается, но в следующую секунду в него может словно вселиться бес…

Источник: https://www.penzainform.ru/press/ml/2014/10/30/v_russkom_ishime_daryat_shans_nachat_zhizn_s_nulya.html

Оцените материал -

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока нет голосов)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.