Заинтересовано ли государство в реабилитации алкоголиков и наркоманов?

Трудно найти семью, которую обошла бы стороной проблема алкоголизма или наркомании. Эти две зависимости являются бичом современного российского общества. И с каждым годом ситуация только ухудшается: статистика свидетельствует, что «возраст» проблемы «молодеет», а количество зависимых людей год от года растет.

И, увы, стереотип не лишен оснований: значительная часть нашего населения спивается в расцвете лет. Молодые мужчины и девушки пьют как раз в том возрасте, когда можно и нужно работать, создавать семью и воспитывать детей. Бытует мнение, что если человек переступил алкогольную или наркотическую черту, то обратного пути, как правило, нет. И действительно, редко когда зависимые возвращаются к полному здоровому образу жизни. Почему так происходит? Неужели нет никакого выхода и Россия по-прежнему будет терять свое население сотнями тысяч?

Убийственная статистика

От алкоголя и его последствий Россия ежегодно теряет полмиллиона человек работоспособного возраста. Среди умерших в возрасте 15–54 лет алкоголь является причиной смерти более чем двух третей мужчин и более половины женщин! В стране официально насчитывается около двух с половиной миллионов страдающих алкоголизмом. Но официальную статистику всегда принято увеличивать в два, а то и в три раза.

Правительство России сообщило, что около восьми с половиной миллионов жителей страны употребляют наркотики и психотропные вещества в немедицинских целях.Главный нарколог приводит официальные цифры стоящих на учете наркоманов в России — около 600 тысяч человек. В прошлом году от действия наркотических средств погибли 100 тысяч человек.

Рост алкоголизма, наркомании и преступности в России тесно связан. Статистика 2014 года преподносит неутешительные факты. В состоянии одурманивания совершается: краж — 55 процентов, грабежей — 80, разбойных нападений — 70, убийств — 90, изнасилований — 80 процентов.

Довольно статистики? Еще немного по Краснодарскому краю. Сейчас в краевом наркологическом диспансере официально состоят на учете около 45 тысяч человек, больных алкоголизмом, и 18274 человека, употребляющих наркотики. По сравнению с другими регионами эти цифры официальной статистики выглядят оптимистично. Еще в прошлом году на учете в наркологическом диспансере стояли 57 тысяч человек с диагнозом «алкоголизм». И еще один статистический показатель: недавно подсчитали, что Краснодар — самый пьющий в стране город. В среднем в год житель покупает 20,6 литра спиртосодержащих напитков.

В результате исследований выяснилось, что средний россиянин выпивает от 11 до 12 литров спирта в год, половина жителей России предпочитают крепкие напитки, около сорока процентов выбирают пиво, остальные пьют вино и другие напитки. А уже давно доказано: нация считается вымирающей, если потребление спирта на душу населения превышает 8 (!) литров. Вот такое пассивное оружие массового уничтожения! Если заглянуть в историю, то можно увидеть силу этого оружия на примере покорения Америки и борьбы с аборигенами-индейцами. Долго они были неуязвимыми. Европейцы же завезли «огненную воду»… Сегодня сохранившихся потомков индейцев показывают в США в специальных резервациях.

Вот теперь со статистикой все. Ей можно доверять, можно относиться скептически, можно мысленно прибавлять еще не учтенных. Но и без голых цифр невооруженным взглядом видно: мы много пьем, и отнюдь не воды. Утверждение не оставляет никаких сомнений, поскольку, выйдя на улицу, нетрудно встретить прохожих, имеющих явные признаки пристрастия к бутылке.

 

«Легче в каталажку упрятать»

Миллионы домашних жертв алкоголиков и наркоманов все бы отдали, лишь бы вернуть родных хотя бы на какое-то время к трезвому рассудку. Однако не всем это удается. Алкоголизм и наркомания — научно признанные болезни века, зависимости, которые просто так, как насморк, не проходят. Эти болезни требуют специального лечения. Однако многие воспринимают, например, алкоголизм просто как распущенное поведение и постепенное скатывание человека вниз по социальной лестнице. Мало кто понимает, что в организме пьющего человека происходит изменение обмена веществ, из-за которого он не в состоянии остановить себя даже после первой рюмки.

Признание проблемы самим больным, как правило, становится первым шагом к исцелению. Однако редко какой алкоголик признает себя таковым. И вот это основной камень преткновения.

Наркологи не берут лечить того, кто пришел к ним не по своей воле. Получается замкнутый круг. Но даже тогда, когда бедолага сам решил лечиться, возникают другие проблемы. Какие? Давайте разберемся на конкретных примерах.

В кубанской глубинке живет 45-летний знакомый родственников — запойный алкоголик. Когда не пьет — трудяга, добрейшей души человек, отзывчивый, внимательный, но как выпьет — не человек. В минуты просветления понимает, что дошел уже, как говорится, до ручки, у родных просит помощи, потому что сам не может справиться. Малограмотная мать, которая держит большое хозяйство, огород и еще подрабатывает у фермера, не понимает, почему ее сын просто не может не пить.

— Мне из города привозили таблетки, я ему в еду их подмешивала, — сокрушается она. — Одно время помогало, его выворачивало при одном только упоминании о выпивке. Сейчас, видимо, привык. Лечение в наркодиспансере? Да вы с ума сошли, откуда у нас деньги на лечение? Да и блажь это все! Даже если бесплатно, разве нас из хутора без блата кто возьмет в город? И кто мне на время его курорта тут помогать с козами да коровами будет? Мне легче договориться с участковым, чтобы его на 15 суток упрятал в каталажку. Одно хорошо — пить там не будет.

И такие ситуации не единичны. Казалось бы, самая трудная задача на пути к исцелению решена: алкоголик осознал проблему, делает первые шаги к исправлению, но родня, окружение не хотят в этом участвовать.

Другая ситуация. Алкоголик М. 30 лет. После приступа белой горячки разрешил себя лечить в наркологическом диспансере. Но как только узнал, что его поставят на учет, лишат права вождения, — все его помыслы враз сошли на нет.

Постановка на учет — загвоздка для подобных больных в государственных наркологических диспансерах.
И что же делать в таких случаях? Два выхода: тем, кто сможет заплатить, можно будет лечиться даже в государственной клинике без учета, также можно кодироваться в частных клиниках.

Существуют два метода кодирования: психотерапевтический и медикаментозный. Здесь уж выбирать самому больному. Если он достаточно внушаемый, то подойдет первый метод, если нет — за его деньги современные препараты ему в помощь. Но даже после всех медикаментозных атак больному нужна поддержка и долгая реабилитация. Потому что стоит ему, как говорится, даже понюхать алкоголь, происходит возбуждающий эффект, он «все вспоминает» — и происходит срыв. Как раз на стадии реабилитации у многих больных ничего и не получается. В основном потому, что нет соответствующей поддержки родных и окружающих, нет средств на хорошего психолога и психотерапевта. Пациент возвращается в свою среду — и все лечение насмарку.

 

«На слезы родителей»

Алкоголизм — худо, а наркомания — еще большее зло. В крае очень много общественных, благотворительных, религиозных организаций, которые обещают измученным родственникам наркоманов и алкоголиков полное избавление от зависимости их подопечных. Но опять же, только если сам больной захочет. Насколько это эффективно?

Комментирует руководитель общественной организации «Кубань — территория здоровья» Роман ЕРМАКОВ:

— Конечно, сначала к нам обращаются чаще всего родители зависимых. Мы проводим беседы, как можно мотивировать больных, другими словами — уговорить, чтобы они пришли к нам в центр. Он входит в Ассоциацию реабилитационных центров Северного Кавказа и Национальную ассоциацию реабилитационных центров (НАРЦ). В структуре — центры в Ростове, Ессентуках, Ставрополе, Краснодаре, в поселке Агой Туапсинского района. Поэтому, если больной проживает в Краснодаре, мы его никогда не оставим в этом городе. И наоборот, ростовчане проходят реабилитацию здесь, в Краснодаре. Понятно, для чего это делается? В центрах работают штатные психологи, периодически посещают центр служители церкви, проводят беседы с воспитанниками, опираясь на соответствующие разделы Святого писания с двухтысячелетней историей. Наш центр — под эгидой Русской Православной Церкви. Мы формируем не просто трезвеннический подход к жизни, а прежде всего мировоззрение духовное, из которого трезвость выводится как неотъемлемая, естественная его часть.

— Есть примеры стойкой ремиссии, когда зависимый долго не возвращается к пагубной привычке?

— Примеров много, но один из них — перед вами. Я сам бывший зависимый от алкоголя. Меня выгнали из армии, семья отвернулась, стоял одной ногой в могиле. Я жил в плену своей болезни. Я не видел реально, что со мной происходило. Я не осознавал, что творю. Безумие происходило в моей жизни. Жена уговорила обратиться в православный реабилитационный центр. Вот уже восемь лет у меня новая жизнь, родились дети. Я остался работать в центре, чувствую потребность помогать другим. На что существуем? На слезы родителей и на гранты.

 

Центры нужны

Директор ФСКН России Виктор Иванов объявил о приоритете ведомства на 2015 год — создание национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства. Суть такова: чаще всего осужденные по «наркотическим» статьям сами употребляют наркотики. И тех, которых осудили по статьям небольшой тяжести, вместо отправления в тюрьму будут отправлять на принудительное лечение. Такая практика уже есть в Краснодарском крае.

Комментирует заместитель начальника регионального управления ФСКН России по Краснодарскому краю Петр КАРЯКИН:

— За эти полгода мы тесно поработали с судами, и с начала 2015 года за хранение и употребление наркотиков суд выносит обвиняемому дополнительные обязанности — явку в наркодиспансер для диагностики, лечения и реабилитации. Таких уже 1838 человек, из них почти 70 процентов не стояли на диспансерном учете. По поводу общественных организаций, которые занимаются лечением зависимости. Надо отметить, что избавление от наркотической зависимости — это очень сложное и кропотливое дело. Сначала нужна медицинская помощь — детоксикация, а потом длительная реабилитация и ресоциализация человека. От физиологической зависимости подобные организации лечить не могут. В крае этим занимаются четыре наркодиспансера: в Краснодаре, Армавире, Сочи и станице Полтавской, а также их филиалы, расположенные в Белореченске, Новороссийске, Ейске, Туапсе. Кроме того, в наркологическую службу входят 54 наркологических кабинета в каждом районе, 46 подростковых. Про общественные организации в плане эффективности трудно что-то сказать, статистики они не ведут, все со слов их руководителей. Говорят, что есть примеры полного излечения…

— А сколько их зарегистрировано на территории края?

— 17 общественных организаций и 40 реабилитационных центров. Нашу службу наделили полномочиями создать реестр негосударственных реабилитационных центров, которые качественно оказывают услуги в сфере реабилитации больных, лечившихся от наркомании. Разработаны специальные критерии их оценки из 47 пунктов. Критерии очень серьезные. С октября по январь мы обследовали центры, находящиеся в нашем крае. Из всех только пять с натяжкой соответствовали этим критериям (например НКО «Кубань — территория здоровья»). Не следует забывать, что бывает и такое, что под видом благого дела маскируется религиозная секта. Вы, наверное, знаете, что такая организация, как «Преображение России», у нас запрещена как раз по этим причинам.

Мое глубокое убеждение: общественные организации, занимающиеся реабилитацией зависимых, нужны, они приносят пользу. Но все они должны соответствовать единым требованиям: иметь помещения, оснащенные всем необходимым, программы реабилитации, штат сотрудников… Их работа должна стать более прозрачной и цивилизованной.

** *

Так на чьей стороне государство? Нужна ли ему здоровая нация? Послушаешь иной раз телевизор — да, несомненно, государство даже больше заинтересовано в трезвом человеке, нежели он сам. А на деле? На деле же получается, что оно фактически потворствует алкоголикам в их пьянстве — ждет, пока сам больной не осознает свое положение и не придет в наркодиспансер, или же ждет, пока больной не совершит какое-либо преступление, чтобы его можно было лечить в тюрьме, или пока он не деградирует настолько, что его поместят в дом психохроников, или пока он не умрет. Ведь принудительное лечение запрещено законом!

К сожалению, наше государство очень алкоголезависимое. В нем очень сильно алкогольное лобби. С высоких трибун говорят одно, на деле — не мешают зарабатывать другим. Но ведь зарабатывает лишь горстка, а экономический урон алкоголизация наносит стране в целом. Похоже, что избитая фраза — бездумной массой управлять проще — очень близка властям предержащим.

Источник: https://www.vkpress.ru/gazetavk/zainteresovano-li-gosudarstvo-v-reabilitatsii-alkogolikov-i-narkomanov/?id=89064

Оцените материал -

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока нет голосов)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *