Били, морили голодом. Что творится в частных реабилитационных центрах

Людей с алкогольной или наркотической зависимостью заботливые родственники нередко помещают на реабилитацию против их воли — в надежде на лучшее. Однако за закрытыми дверями вместо обещанного лечения пациентов порой избивают, морят голодом и унижают. Проблема в том, что сегодня подобную организацию может открыть любой желающий.

 

«Похитили и заперли»

«Мы поможем избавиться от наркотической и алкогольной зависимости!» — в крупных городах такие объявления расклеены чуть не на каждом столбе. Отчаявшись, наркоманы и алкоголики или их родные хватаются за этот шанс, однако на деле зачастую зависимость остается, а кошельки пустеют.

«В так называемом реабилитационном центре «Твое право на жизнь» поселка Молот Новосибирской области за дополнительную плату в пять тысяч рублей работала «служба доставки» — пациентов забирали прямо из дома, скрутив руки и запихнув в машину. Кто-то отправлялся на лечение добровольно, других обманывали — предлагали проехать в полицию для разбирательства, а потом увозили за город. Там людей бросали в общую комнату, плохо кормили и весь день заставляли учить сектантские молитвы. Никакой реальной психологической помощи не оказывали», — рассказал РИА Новости следователь по особо важным делам СК по Новосибирской области Анвар Кайраканов.
В нескольких арендованных домах с решетками на окнах и тяжелыми дверными замками на изолированной от внешнего мира территории и проводилось «лечение» — сбежать оттуда было непросто. «Одному из потерпевших это все же удалось, но вскоре его вновь похитили и привезли обратно. Избили. Физическое насилие, как и угрозы, применялось и к другим несговорчивым пациентам», — описывает методы «реабилитационного центра» следователь.

За такую «реабилитацию» с зависимых людей или их родственников, введенных в заблуждение относительно методов лечения, взималась ежемесячная плата в размере пятнадцати тысяч рублей.

Центр «Твое право на жизнь» работал с осени 2014 года, рекламу размещали в интернете и СМИ. В августе 2015-го в отношении директора организации Султана Кенжаева возбудили уголовное дело по восьми эпизодам — все они касались похищения людей либо незаконного лишения свободы, осуществленного группой лиц по предварительному сговору. Центр закрыли. «Конечно, на самом деле через эту схему прошло гораздо больше народа, но не все обратились в правоохранительные органы», — уточняет Кайраканов.

Двадцать четвертого января 2017 года суд вынес Кенжаеву приговор: шесть лет и десять месяцев исправительной колонии строгого режима. Гражданские иски потерпевших о взыскании морального вреда были удовлетворены частично, сообщает сайт Дзержинского районного суда Новосибирска.

Отработанная схема

В ходе следственных действий выяснилось, что Кенжаев — далеко не единственный «благодетель». «Двое фигурантов скрылись и были объявлены в федеральный розыск. Позже обоих удалось задержать, последнего — в декабре 2017-го. Дела переданы в суд», — говорит Кайраканов.

По его словам, подобным образом зарабатывали еще несколько «умельцев» — Максим Захаров, Денис Белов и Дмитрий Донцов. Не будучи прямо связаны с Кенжаевым и двумя беглецами, они знали о существовании друг друга и не мешали «коллегам» работать, «поделив территорию». Однако после поступивших в ФСБ сообщений о тюремных условиях содержания начались проверки и обыски.

«Это все тоже в Новосибирской области. По делу проходили двое потерпевших. Одного повалили на землю, обездвижили и отвезли в частный дом, другой поехал добровольно, но быстро об этом пожалел. Под замком оба провели не один месяц. Люди находились без телефонов и паспортов — либо не успевали взять вещи из дома, либо их отбирали на месте, поэтому они не могли связаться с внешним миром и попросить помощи», — рассказывает помощник прокурора Ленинского района Новосибирска Вадим Гришин.

По решению суда Захаров получил шесть лет лишения свободы, Белов — пять лет и шесть месяцев, Донцов — три года и шесть месяцев. Статьи те же: «Похищение человека» либо «Лишение свободы по предварительному сговору». Сейчас фигуранты пытаются обжаловать приговор.

«Сегмент большой, в нем очень много мошенников. Разброс цен тоже огромный: от пятнадцати тысяч до двух миллионов в месяц. В России до двух тысяч подобных организаций — в 80 процентах случаев их работа оставляет желать лучшего, а пребывание в некоторых просто небезопасно. Несколько лет назад горел один центр, из-за решеток на окнах пациенты не смогли выбраться из огня», — комментирует руководитель федерального проекта «Трезвая Россия» Султан Хамзаев.

А вот свидетельство пациента. «Я сидел на героине. Родители, пытаясь помочь, предложили пройти реабилитацию в первом попавшемся центре — «Успех». Я согласился. Мы спали на полу на старых матрасах в общей комнате, ели суп, сваренный на костях, которые обычно отдают собакам. Несговорчивых вообще морили голодом по несколько дней. С родителями созванивались раз в два месяца. Лечили нас от всех болезней только молитвой — при температуре не давали даже парацетамол. Несколько раз я сбегал, иногда родители сами забирали меня, но я вновь срывался, а они опять оплачивали курс», — делится своей историей с РИА Новости Александр из Новосибирска.

В конце концов молодому человеку удалось убедить семью, что пользы от такого лечения мало, и родители с большей ответственностью отнеслись к выбору учреждения. В нормальном центре Александр под присмотром настоящих психологов прошел реабилитацию по программе двенадцати шагов и уже четыре года не употребляет наркотики. Теперь бывший наркоман сам помогает зависимым людям в качестве волонтера.

Эксперты не устают повторять: нельзя обращаться в первую попавшуюся организацию. «У любого серьезного центра есть договор с больницей, которая поддерживает реабилитацию медикаментозно, в ряде случаев без этого не обойтись. Крайне важно не бросать пациента и после курса — в городе он снова один на один с соблазнами. Поэтому мы поддерживаем людей, предоставляем им возможность бесплатно заниматься спортом, консультируем и предлагаем участвовать в общественной деятельности», — разъясняет президент ассоциации реабилитационных центров Новосибирского федерального округа «Содружество» Игорь Филимоненко.

И дает несколько простых советов, как выбрать правильное место для лечения: родственникам необходимо пообщаться с сотрудниками и клиентами центра, обратить внимание на опыт его работы и документацию, приехать и лично оценить условия проживания — нормальные организации полностью открыты для посещений и готовы к диалогу.

 

«Забил до смерти»

Еще одна проблема — подготовка квалифицированных кадров для таких услуг. Некомпетентные медработники позволяют себе жестокость в обращении с пациентами, и это порой приводит к трагическим последствиям.

Так, в Перми следователи установили, что в ночь на 2 мая 2017 года в отделении неотложной помощи краевого наркологического диспансера медицинский работник нанес множественные удары руками и ногами человеку, проходившему лечение в диспансере. Пациент умер. Суд впоследствии приговорил сотрудника диспансера к десяти годам колонии строгого режима.

В 2016 году Минздрав разработал регламент взаимодействия медицинских организаций, оказывающих помощь по профилю «психиатрия-наркология», с реабилитационными центрами. Документ направили руководителям органов исполнительной власти регионов в сфере охраны здоровья.

В регламенте идет речь об обеспечении пациента и его представителей полной информацией о работе организации, о правах и обязанностях пациента, об условиях направления на реабилитацию и так далее.

Решить проблему произвола в реабилитационных центрах помогут общие стандарты, работа над ними ведется уже не первый год. «Сейчас мы имеем право требовать профессионального подхода от организаций нашей ассоциации. К примеру, объясняем, что нельзя насильно забирать людей в подобные учреждения, действовать нужно исключительно убеждением. Однако остальные работают так, как им вздумается. Единые требования, обязательные для всех, не позволили бы открывать реабилитационные центры тем, кто абсолютно не компетентен в этой области», — уверен Филимоненко.

По словам руководителя «Трезвой России» Султана Хамзаева, проект документа находится на стадии согласования с МВД России, а затем будет направлен в Росстандарт для утверждения. В его разработке принял участие и Минздрав.

«В проекте сделан акцент на оценку хода реабилитации самими пациентами, требования к условиям содержания и штату сотрудников. Также оговаривается невозможность участия в реабилитации запрещенных религиозных организаций и использования методов, унижающих человеческое достоинство», — резюмирует Хамзаев.

Источник: https://ria.ru/20180610/1522457275.html

Оцените материал -

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока нет голосов)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *