Депутаты просят ФСКН пересмотреть отношение к пищевому маку

По информации newsland, Комитет Госдумы по охране здоровья просит Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) определиться с допустимой нормой содержания наркотических веществ в пищевом маке. Из-за отсутствия четких норм наркополицейские сейчас имеют право возбуждать уголовные дела против руководителей компаний, чей бизнес связан с транспортировкой, хранением и производством продукции с пищевым маком. Госнаркоконтроль считает остаточное содержание наркотических частиц в продукции «оптом», поэтому фактически любая партия пищевого мака оказывается достаточной для уголовного преследования.

Поводом для депутатского запроса послужили многочисленные обращения со стороны предпринимателей, занимающихся пищевым маком. Депутаты просят главу ФСКН Виктора Иванова определиться по вопросу установления допустимой границы содержания наркотически активных алкалоидов в маке в пределах 0,02–0,13%.

«В комитет Государственной думы по охране здоровья поступают обращения граждан по вопросу внесения изменений в нормативную базу, регулирующую оборот семян мака пищевого в РФ», — говорится в депутатском запросе.

У ФСКН своя правда. По данным оперативников, наркоторговцы под видом поставок безобидного мака для кондитерской промышленности занимаются контрабандой наркотиков. По словам главы ФСКН Виктора Иванова, это подтверждается количеством изъятий «грязного» мака в рамках уголовных дел по ликвидации инфраструктуры контрабандных поставок в Россию этого вида наркотика. Если в 2008 году была изъята 81 тонн, то в 2012-м — уже 227 тонн.

Как отмечают наркополицейские, за последние 5 лет по факту контрабанды опиоидной маковой соломы и сопутствующих загрязнений было расследовано свыше 10 тыс. уголовных дел, а ежегодно употребляют «грязный» мак около 500 тыс. человек.

На том маке, который приезжает в Россию, остаются микрочастицы пыли, содержащей морфин и кодеин. И из-за особенности оценки наркоконтролем поступающих партий, считает депутат, получается так, что в больших партиях пищевого мака содержится большое количество наркотических веществ. Оценщики умножают долю «пыли», содержащей морфин и кодеин, которая осела на приехавшем маке, на общий вес партии мака и зачастую получают «особо крупные» объемы морфина и кодеина.

Впрочем, по мнению экспертов, такой подход ФСКН вполне оправдан и вводить какие-либо границы содержания наркотиков не нужно.

— ФСКН не хочет, чтобы мелкие партии пищевого мака, из которого можно синтезировать наркотик, расходились по точкам и продавались, — рассказал адвокат Евгений Черноусов, специализирующийся на «наркотических» делах. — То есть отслеживаются в основном поставки на склады. Если ФСКН знает, что эта партия пищевого мака идет сразу на производство — на хлебопекарный завод, — очевидно, что такую партию не будут арестовывать.

При этом эксперты Сибирского регионального центра судебной экспертизы Минюста РФ выяснили, что присутствие наркотических средств в следовых значениях в партии мака (примерно с 0,005% и ниже по содержанию морфина) не может считаться наркотическим средством. Более того, конвенция ООН, ратифицированная Россией, дает еще более высокий предел содержания морфина — 0,2%.

Тем не менее, ратификация этого соглашения ни к чему не обязывает, говорят эксперты.

— Эта конвенция имеет рекомендательный характер, — пояснил Черноусов. — Там оговорено, что страна, имея дело с новыми обстоятельствами по уголовным делам, вправе принимать решения за рамками конвенции.

Одним из примеров, описывающих подобные правоотношения между ФСКН и бизнесменами, занимающимися поставками пищевого мака в Россию, стало резонансное уголовное дело против гендиректора компании-поставщика пищевого мака ОАО «МКМ» Сергея Шилова. Он стал главным обвиняемым по делу о контрабанде сотен тонн наркотиков. В 2012 году ФСКН нашел на его складах в подмосковном Красноармейске 160 т мака, в которых эксперты обнаружили примеси наркотических веществ. Это стало поводом для возбуждения против Шилова и его партнеров уголовного дела о покушении на сбыт наркотических веществ в особо крупном размере в составе группы (ст. 30 УК РФ, ч. 3 ст. 228 УК РФ).

По данным следствия, Шилов под видом пищевого мака закупил в Испании шлаковые отходы фармацевтического производства, полученные при переработке мака в наркотические средства (морфин, кодеин, тебаин). Следователи ФСКН признавали, что испанский мак проходил двойную очистку, поэтому морфин и кодеин содержались в следовых количествах — менее десятой доли процента. Однако, помножив эту долю на общий вес всей партии мака, полицейские получили «особо крупные» объемы морфина и кодеина, которые Шилов якобы пытался ввезти в Россию.

При этом сам Шилов заявляет о своей невиновности, в качестве оправдания приводя тот факт, что в России нет нижней границы содержания наркотиков в пищевом маке, и поэтому при желании можно привлечь любого человека, торгующего пищевым маком, к уголовной ответственности на этом основании.

Оцените материал -

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока нет голосов)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.