Как в Кемерове спасают наркоманов и их семьи

33 спасённые жизни на счету у православного реабилитационного центра «Лествица». Это бывшие наркозависимые, которые живут в трезвости, создали семьи, нашли работу. Один из них даже женился на офицере МВД, которая работает в Управлении по контролю за оборотом наркотиков на юге России. С каждым из подопечных священник Геннадий Князев и координатор центра Елена Ушатая поддерживают связь. За год лечения люди входят в большую семью, которая уже не оставит их наедине с бедой.

«Газета Кемерова» узнала, почему «солевым» помочь сложнее, чем героиновым наркоманам с многолетним стажем, что делать родственникам наркозависимых, как устроен православный реабилитационный центр и кому он помогает сегодня.

Приход целителя Пантелеймона

Новая жизнь

Елена Ушатая, координатор «Лествицы», ждёт нас в приходе целителя Пантелеймона при областной больнице в Кемерове. Храм с синими куполами только кажется небольшим. Внутри хватает места и прихожанам, и тем, кто нуждается в помощи. Три этажа с трапезной, библиотекой и спальней для наркозависимых. Здесь они живут всю зиму, а весной переезжают в посёлок Кузбасский — в дом при храме святителя Николая, где есть небольшой сад.

Православный центр существует с декабря 2013 года. Ежегодно здесь проходят реабилитацию не более восьми человек, и это всегда мужчины. Больше принять невозможно: не хватит места. Наркозависимым в «Лествице» помогают бесплатно, весь год они находятся на полном обеспечении храма. А его бюджет — это пожертвования прихожан. Зачастую в «Лествицу» обращаются люди у которых надежды нет, не то что денег. Но «братья» вносят свой вклад — овощи для себя выращивают сами, в этом году ещё и за птицами ухаживали.

В центре строгие правила. Нарушил — тебя отчисляют и назад уже не возьмут ни под каким предлогом. Под запретом алкоголь, сигареты и любые препараты, кроме тех, что выданы по рецепту врача. У «братьев» нет мобильных телефонов, драгоценностей и денег. Первые три месяца полностью исключены контакты с родственниками — Елена Ушатая ещё расскажет, как самые близкие люди порой подпитывают болезнь.

Елена Ушатая

У наркозависимых нет возможности вернуться к прошлому — даже в разговорах. Нельзя ругаться матом и использовать тюремный жаргон. Здесь не говорят слов «героин», «амфетамин», «спайс» — только вещество. О пережитом — тюрьме, наркотиках — реабилитанты вспоминают только наедине с психологом или священником.

— У наркоманов есть такое понятие — «гонять тягу». Когда они вспоминают в подробностях свои поступки, ощущения от приёма наркотиков, то в поведенческом плане это равносильно реальному употреблению. Таков человеческий мозг – даже определённой позы достаточно, чтобы оживить воспоминания. Мы этого не позволяем. Распорядок дня у ребят плотный, как в пионерском лагере. Они зачастую не умеют распределять своё время, их жизнь неуправляема, — объясняет Елена.

В центре их учат жизнь по режиму. Молитва, завтрак, а затем трудовое послушание. В приходе есть цех деревообработки, в загородном доме — огород и хозяйство.

20 минут после обеда на чтение

На протяжении всей реабилитации рядом с наркозависимыми находится старший — это человек, который уже победил болезнь и готов поделиться опытом с братьями, поддержать их. Вместе с ним братья трудятся при других храмах Кемерова — сейчас, например, утепляют церковь «Сретение» в Рудничном районе. С волонтёрами и патронажной службой развозят овощи малоимущим, ухаживают за пожилыми людьми, поддерживают многодетные семьи. Опять же, своим трудом — одной матери-одиночке недавно курятник построили, чтобы держать птиц, которых передала соцзащита.

После работы — обед, за которым дежурный обязательно читает святых отцов. Например, «Поучение» Игнатия Причинина о человеческих страстях. Остальные слушают, а потом каждый берётся за свою книгу на 20 минут. Это Библия, жития, художественная православная литература и русская классика. Затем снова трудовые послушания до 18 часов. Вечер проходит за богослужением, ужином, молитвой. По субботам в «Лествице» смотрят фильмы — киноклассику, которую тщательно отбирает координатор центра. Несколько раз в неделю — занятия с психологом, священником, педагогами.

— В приходе Пантелеймона с наркозависимыми работают психолог и священники, а также педагоги — по шитью, плотницкому делу, церковным дисциплинам. В этом году планируем ввести ещё и уроки музыки — игру на гитаре, — рассказывает Елена Ушатая. — Мы пытаемся изменить их мировоззрение. Наркоман теряет смысл жизни. Я часто слышала от них: «Я не знаю, зачем живу, у меня внутри пустота, мне нет смысла существовать». С духовной точки зрения это называется страстью уныния. А с психологической – множественные проблемы, которые человека подавили, и он перестал бороться.

 

Свобода. Правда. Христос

— Мы лечим не наказанием и запретами, а свободой. Это даётся намного тяжелее, — говорит отец Геннадий Князев, руководитель социального отдела Кемеровской епархии. — После других центров наркоманы привыкли, что за ними постоянно наблюдают. И цель у них одна — обмануть систему. В «Лествице» же ты можешь обмануть только самого себя. Я говорю: «Ребята, вот дверь, вы всегда в неё можете выйти… У вас здесь есть все возможности, чтобы начать новую жизнь — у нас легче. Не хотите – я за вами бегать не буду». Обратно мы не берем. Ушёл один раз — значит, всё. Это и есть принцип свободы. И люди за него держатся.

Один реабилитант сказал: «Для меня духовная работа сложна. Лучше дайте мне кайло, я пойду могилки копать или траншеи». Почему так происходит? Если пойти в спортзал после многолетнего перерыва, всё тело будет болеть. Также и с душой — опустившиеся люди ей не занимались, она у них слабая. Оттого и больно, объясняет батюшка.

— Ребята из «Лествицы» исповедуются только мне. Привыкают доверяться, а это же страшно, — рассказывает священник. — Многие приходят настолько лживые, что вся жизнь их ложь. Они врут даже тогда, когда в этом нет никакого смысла. Им сложнее всего переделываться. На исповеди ты должен быть честным, в том числе и самим собой. И они учатся говорить правду, как ребёнок делать первые шаги…

Отец Геннадий напоминает: Христос пришёл всего человека спасти. Нельзя отучить от наркотиков, позволив человеку пить водку. Избавить от наркотической и алкогольной зависимости, но разрешить при этом курение или ложь. Всего человека надо привести к Богу, объясняет священник. И уверяет, что самим реабилитантам это становится интересно — стать другими, начать новую жизнь.

После нужно ещё вернуться в большой мир. Это самое сложное. Братья привыкают жить в безопасности, атмосфере товарищества и поддержки, духовности. На протяжении года они держат все посты, посещают службы ежедневно. И после не мыслят жизни без этого.

— Во время реабилитации ребята не замкнуты в пространстве. Они находятся рядом с прихожанами, сёстрами милосердия. Среди них есть поразительные люди — нежные, чистые, добрые. И когда бывшие наркозависимые соприкасаются с ними, это тоже помогает. У них в памяти остаётся образ светлый. Им чистоты с самого детства не хватало. У парней цель появляется, они начинают к чему-то стремиться, — делится священник. — Конечно, это тяжело. На каждом этапе их ждут соблазны… Но мы помогаем им идти дальше.
 

«Покупаю сыну шприцы, чтобы не заразился»

С наркоманом достаточно прожить полгода, чтобы стать созависимым. Между тем, 50% успеха реабилитации — это участие родственников. Без их поддержки лечение окажется бессмысленным. Православная реабилитация направлена на всю семью. Каждую неделю жены и матери наркозависимых посещают специальные группы при храме святителя Пантелеймона. Это обязательное условие.

— Я работаю с мамами и жёнами и знаю, что они чувствуют. Это постоянный страх и желание всё контролировать, — рассказывает Елена Ушатая, координатор центра. — Они убеждены: если я буду за ним следить, контролировать его употребление, то он будет принимать меньше наркотиков или вообще откажется от них. Но всё происходит иначе. Сын приходит домой, а мама втихую проверяет его карманы, нарушая права его личности. Постоянно подглядывает за ним – а не употребляет ли он? Её пугает, что кто-то узнает о зависимости ребёнка, поэтому она долго не обращается за помощью к специалистам. Страшно, что репутация пострадает. А в это время у её сына развивается всё более тяжёлая зависимость.

Елене приходилось спрашивать у матери: «Он унес из дома всё золото, телевизор, компьютер… Почему вы не обращаетесь в полицию?» Ей отвечали: «Вдруг его посадят?» Закрыть дверь перед агрессивным наркоманом тоже страшно. А если он замёрзнет насмерть, или выломает эту самую дверь? И жить так невозможно, и менять что-либо тяжело — вдруг случится непоправимое, так думают родители. Даже до такого доходит: «Лучше я ему сама куплю наркотики, чем он где-то попадётся».

— С одной из мам был такой разговор. «И что, они с друзьями сидят на кухне, употребляют?» — удивилась я. «Да, но я им чистые шприцы приношу, он у меня не заразится ничем», — был ответ. До такой степени доходит созависимость. Это уже полное поощрение болезни. Одна мама, будучи юристом, увезла сына из суда накануне приговора, их по всему городу полиция преследовала. Родителям в такой ситуации тоже нужна помощь психолога. Их боль слишком сильна, поэтому они не справляются с проблемой, а усугубляют её.

У нас был случай. Бабушка в реабилитационный центр принесла наркотики вместе с пирожками. Она думала, что внук подольше поживет у нас, если у него будет доза. После этого в «Лествице» особенно строгий контроль за всеми передачами, — вспоминает Елена.

 

Любовь должна быть жестокой

Родители вынуждены меняться с первых дней работы с «Лествицей». 90% наркозависимых убеждены, что они здоровы и в помощи не нуждаются. Как отправить своего сына на реабилитацию? Путь только один — вести себя с ним иначе. Многим это даётся непросто.

— «Нашему сыну нужна реабилитация, но он ехать не хочет, вы его силком повезёте?» Нет, у нас так не положено, да и права не имеем, — рассказывает отец Геннадий. — Здесь нужна помощь родственников, и мы учим их, как поступить. Наркозависимые на определённом этапе потребления становятся паразитами. Они живут за счёт чужого труда, благосостояния, добиваясь всего хитростью, изворотливостью и тунеядством. Сердобольные родители поддерживают их в этом, думая, что так проявляется любовь. Ничего подобного! Любовь иногда должна быть жестокой и суровой.

Порой нужно отрезать: «Я ищу тебе три центра на выбор, и ты пытаешься избавиться от зависимости. Иначе я через месяц перестану впускать тебя в дом». Тогда-то человек понимает, что деваться ему некуда, и соглашается. Важно не давать слабину, когда он через пару месяцев попросится назад, — заключает священник.

Елена Ушатая уточняет, что не все способны закрыть дверь перед своим ребёнком. Тогда путь другой: не давать денег, вообще. Это тоже очень сложно. Перестать кормить, покупать одежду — мол, не работаешь и употребляешь наркотики, значит, справляйся сам. А ещё избавиться от собственного раздражения и гнева, которые тоже усугубляют ситуацию.

По словам координатора, матерей и жён учат абстрагироваться от проблемы, отделить себя от взрослого сына или мужа. И оставить его наедине с проблемой. Больше всего на свете наркоманы боятся голода и холода. Остальное для них уже неважно. Только в ситуации дискомфорта человек задумается, что пора что-то менять.

— Если наркомана никто не поддерживает, он очень быстро падает на дно и уже там понимает, что ему нужна помощь. Пока ему помогают, у болезни есть соломинка, за которую можно зацепиться. Есть откуда тянуть деньги и ресурсы. Сложнее всего работать с мамами. Когда жена уйдет, друзья откажутся, общество отринет, останется только она. Мама — это последняя инстанция, — подчеркивает Елена.

 

Как «синтетика» пожирает мозг

В «Лествицу» приходят люди с разными зависимостями: героин, амфетамин, синтетические наркотики — соль, спайс, микс… Последние страшнее всего. О них всё чаще говорят родители школьников, говорит Елена Ушатая. Первую дозу подростку часто дают бесплатно, мол, попробуй — об этом рассказывали многие семьи. После этого ребёнок либо попадает в больницу с отравлением, либо он покупает отраву снова у того же торговца. Это дёшево и смертельно опасно.

До 18 лет человек не может поступить на реабилитацию: у центра нет условий для детей и подростков. Но психологи и священник консультируют семьи, общаются с пациентами и рекомендуют им пройти курс лечения в Кемеровском областном наркологическом диспансере.

— Страшно, когда мамы звонят: «Моему сыну 14 лет, и он употребляет спайсы…» Ребёнок, у которого психика не устоялась, получает такой удар! Взрослые с трудом восстанавливаются после «синтетики». У нас было несколько таких пациентов. Года реабилитации для них мало. Два — этот минимум. Токсины выходят очень долго, — вспоминает Елена. — У одного из зависимых галлюцинации сохранялись на протяжении полугода. Память, внимание и интеллект оказались поражены.  Спрашиваешь человека: «Ты вообще помнишь, что было три года назад?» Пустота.

Если рассудок чудом не пострадал, то психика расшатана — малейший эмоциональный всплеск выводит из равновесия. Агрессия, перепады настроения от эйфории до тоски. В данном случае необходимо лечение в наркодиспансере. Особенно в первые три месяца. С героиновыми наркоманами легче, даже если у них большой «стаж».

Подростку достаточно несколько раз употребить синтетический наркотик, чтобы добиться эффекта, схожего с энцефалопатией — формой психоза, которая развивается в третьей стадии алкоголизма, рассказывает Елена Ушатая. Всё зависит от физического здоровья человека. Чем оно слабее, тем тяжелее будут последствия.

— У нас был случай: мальчик отлично учился в школе, потом пережил подростковый кризис. Начал употреблять алкоголь, а затем ему предложили спайсы… После нескольких употреблений сильно пострадал мозг. Он не может построить логическую цепочку, решить элементарные бытовые задачи – после вопроса о том, как копать картошку, высаженную параллельными линиями, он предложил двигаться по треугольнику. И это всерьез. Таково состояние его мозга — он не может уже мыслить так, как прежде. Ему трудно будет найти работу или получить образование.

Были подростки, которые интеллекта не утратили, но стали агрессивными, жестокими. Елене Ушатой было больно слушать десятиклассника, который говорил: «Я убью свою маму, она не даёт мне денег на наркотики, мешает жить…» Такая степень агрессии возможна у ребёнка только при сильном психическом повреждении, убеждена координатор.

Реабилитация возможна и после употребления синтетических наркотиков. Но это сложный, долгий путь, который зависимый человек проходит вместе со своей семьёй, специалистами центра, наркологом.

Вверх по «Лествице»

— Мне встречались наркоманы с 15-летним стажем. Два года он употребляет, три — сидит, и по новой… Один из реабилитантов провёл в колонии 18 лет. Когда освободился, уходить не хотел — просил, чтобы обратно взяли, потому что на воле ему делать нечего. Он не знал, как в этом мире жить. В этот момент человек достиг дна и пришёл к нам. Сегодня он живёт в трезвости. У него семья, работа. Хотя некоторые считают, что с таким стажем не выкарабкиваются, — рассказывает Елена Ушатая.

Один из братьев вспоминал, что после долгого употребления синтетики ему было так плохо, что он лежал на улице и не мог встать. Тогда подумал: «Господи, если ты меня спасёшь, я пойду лечится». Елена говорит, что этот человек выжил и поступил на реабилитацию в «Лествицу», успешно её прошёл. Они до сих пор общаются с ним. Молодой человек служит в церкви и получает второе высшее образование — богословское.

В «Лествице» рассказали ещё одну поразительную историю. После лечения бывший наркозависимый уехал жить на юг России. Там он поселился при монастыре и создал бригаду, которая делала ремонты. В одном из храмов он встретил свою любовь — подполковника полиции, она работала в Управлении по контролю за оборотом наркотиков. Они поженились.

— Не всегда людям удаётся победить зависимость, — соглашается Елена. — Некоторые из них падают, но не унывают и поднимаются, чтобы идти дальше. Некоторые ребята до сих пор борются с искушениями, рассказывают о том, что сорвались и просят совета, где пройти реабилитацию снова. Мы не можем принять человека во второй раз, но православные центры есть по всей России. После «Лествицы» парни знают, что им есть куда прийти, они больше не одни. Среди наркоманов часто ходят мифы: мол, никто тебе не поможет, всё обман… Их распространяют, чтобы человек как можно дольше оставался в «сетке». Он там и потребитель, и продавец, и пешка, которую всегда можно отдать силовикам. Последнее звено. И в этом мире шансов выжить практически нет, если не бороться.

Истории из центра реабилитации

Сегодня в центре «Лествица» живут пять молодых людей. Ещё два только готовятся к реабилитации. Мы выслушали истории тех, кто уже отказался от наркотиков благодаря помощи психологов и священника.

АНДРЕЙ
Андрей приехал в Кемерово из Санкт-Петербурга. Приятный юноша с грамотной речью, бойкий, общительный. Для него это уже вторая попытка начать новую жизнь. В родном городе не вышло. В Сибири справится с искушениями легче, так он говорит. Но признается, что самым сложным стало отказаться от интернета.

— Отец Геннадий открыл мне новый мир. Я смотрю на всё иначе. Раньше хотел уколоться или ещё что-то сделать для моего тела. Сейчас больше думаю о душе. О совести, которую потрогать нельзя, а она ведь есть. Понял, что есть другая жизнь, которую сложно осмыслить, сакральная. И я хочу её познавать. В школе я еле с двойки на тройку переваливался, а сейчас изучаю историю православия и других религий. Мне стало интересно. Надо со своими страстями бороться, двигаться дальше. Своего рода игра — ты отказался от наркотиков и получил взамен большее, укрепился в чём-то.

В Петербурге Андрей почти ничего не делал. А здесь сам готовил еду, научился выращивать овощи, делать ремонт — класть профлист, работать болгаркой. Прораб научил, когда храм строили. Парень гордится, что многое может сделать сам.

— Когда ты возвращаешься с работы, состояние благодатное. Нет напряжения. Пришел домой, лёг на кровать и радуешься. Дело-то сделано! Это чувство – я за ним раньше не следил. Тумблер такой стоял – побыстрее поработать и где-нибудь загаситься. Психология наркомана. Сейчас я стал другим, — делится он.

— Дома вас ждут?

— Меня любят, но хотят, чтобы я подольше остался в Кемерове. Боятся за меня. В первый раз я год и четыре месяца продержался. Помощи вовремя не попросил. Накипело, социум такая штука — копил напряжение, копил… И взорвался, — он ненадолго умолкает. — Надеюсь, сейчас всё получится. Будет много искушений, но ведь нет таких, с которыми нельзя справиться. Надо спрашивать совета. Во всех непонятных ситуациях обращаться к духовнику.

— Сложно быть открытым?

— Я сам борюсь ещё с этим. Стараюсь. За долгие годы употребления накопилось многое. Это как мусорный мешок, который тяжело выкинуть.
ВЯЧЕСЛАВ
Слава — тот самый воспитатель, который поддерживает ребят. Он живёт в «Лествице» второй год. После реабилитации включился в работу реабилитационного центра.

— Мне сделали добро, я не могу не отплатить той же монетой. С помощью батюшки начал мыслить по-другому, решения принимать иначе, не так, как мне хочется, а как надо на самом деле… Хочу этим поделиться с братьями. Как говорится, сам спасайся, вокруг тебя много кто спасётся, — говорит Вячеслав.

Старший вспоминает, что в «Лествице» ему буквально спасли жизнь. Он был в отчаянии: развёлся, потерял работу, хотел уже продавать квартиру.

— Привезли в наволочку завёрнутого, в притвор бросили — выживет или нет… Так я себя прежнего вспоминаю. Я на краю стоял. Казалось, всё против меня и надежды нет. За год всё изменилось, — признаётся Вячеслав. — Мы недавно в Тайгу ездили, часовню строили. Фотографии смотрю – уже купол стоит! И душа радуется.

В родной город на юге Кузбасса Вячеслав уже ездил. Священник отпустил его на две недели, но мужчина вернулся раньше — слишком тяжёлой оказалась встреча с прошлым.

— Хотел с дочкой увидеться, на рыбалку съездить… А тут старые друзья. Воспоминания, как ни крути, тянут назад. Мне стало страшно потерять то, что я приобрёл здесь. Поэтому пока остаюсь в Кемерове, здесь теперь мой дом. Дочке шесть лет, мы постоянно общаемся — телефон, скайп. Благодарен бывшей жене, что она не запрещает. У неё уже другая семья, слава Богу, счастливая. Отношения я наладил, как мог. Так ей сказал: «Оступился я. Каждый человек имеет право на ошибку. А там уже от него зависит, встанет он или нет. Я тебе обещать ничего не буду. Но фундамент я уже создал. На нём остаётся построить новую жизнь».

В нашей стране проблема зависимости касается почти каждой семьи. В православном реабилитационном центре «Лествица» двери открыты для всех, и помощь бесплатна. Но он работает только за счёт пожертвований прихожан.

Поэтому в приходе целителя Пателеимона с благодарностью примут вашу помощь. Это могут быть продукты (крупы, макароны, консервы), мужская одежда, хозяйственные товары (саморезы, перчатки), средства личной гигиены (зубная паста, мыло, шампунь) и другие простые вещи. Также вы можете перечислить любую сумму на счёт центра.

 

Источник: https://gazeta.a42.ru/lenta/articles/16745_dushi-solevye-da-iskolotye-kak-v-kemerove-spasayut-narkomano

Оцените материал -

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока нет голосов)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *