Наркоман

Реальная история одного человека, упавшего на самое дно человеческой жизни.

Я наркоман. Да наркоманы признаются себе в этом, когда обманывать и себя и окружающих уже практически невозможно, да и бессмысленно. Хотя это приходит не сразу. Первое время в голове работает сравнение себя с другими знакомыми потребителями, у которых дела обстоят значительно хуже. Сейчас я думаю, как это могло произойти со мной, я ведь всегда видел, знал и презирал наркоманов, совершенно не представляя, что такое может произойти со мной. Сегодня все эти годы похожи на сон.

Как все начиналось – было интересно. Думаю, что свой выбор я сделал не тогда, когда впервые сделал укол героина, а за несколько месяцев до этого, когда стал общаться с определенным кругом людей. Они были мне интересны и совсем не были наркоманами. У них было все, о чем может мечтать подросток – внимание девчонок, уважение со стороны сверстников. Мне очень хотелось быть таким же. Я был умным, хотя и сильно не уверенным в себе, но это не помешало мне стать для них своим достаточно быстро. Мы собирались на квартире, пили алкоголь, иногда кто-нибудь доставал траву, курили, смеялись. Особенное удовольствие было обсуждать на следующий день детали прошедшей вечеринки. С девчонками не было никаких проблем. Более того, не мы их искали, — то, к чему я привык ранее, а они сами как-то всегда оказывались в компании. Про героин никто не говорил, все знали наркоманов и понимали что это.

Как то раз в разговоре Серега — один из наших как бы невзначай обозначил, что пробовал героин в компании старших и это совершенно не сравнимо ни с травой, ни с алкоголем. Сначала это всех нас обескуражило, мы же понимали, что героин – это про наркоманов. Он согласился отчасти, сказав, что да, регулярно нельзя, так как можно подсесть, но если в виде эксперимента – изредка, то так нормально. Это никого не убедило, но заставило задуматься. С тех пор Серега стал чаще общаться с другими ребятами, которых мы знали плохо, у него появились какие-то свои дела, о которых он не говорил. Между собой мы обсуждали героин и Серегу и то можно ли его попробовать или нельзя. Наверное, ключевую роль сыграл случай, когда мы узнали, что героин употребляет старший брат парня из другой компании – профессиональный борец и известный авторитет в районе. Он был эталоном нашего представления об успехе, и тут оказалось, что тоже принимает «белый». Сначала мы не поверили Сереге, но его это даже позабавило, он рассказывал такие подробности, которые просто не мог придумать. Ко всему еще добавилось и его насмешливое отношение к тому, что мы живем в своих страхах и настолько не уверены в себе, что не можем даже попробовать что-то новое, чтобы иметь собственное мнение об этом, а не принятую обществом мораль.

Я понимаю, что тогда у нас не были просто никакого шанса избежать этой первой пробы. Никто из нас не готов был признать, что есть что-то, что мы вдруг не сможем контролировать в себе. Уж никак этого не могло случиться после однократной инъекции наркотика. Хотя до инъекции было еще далеко, первый опыт был через нос.

Приход был сразу очень яркий. Это состояние и вправду ни с чем не сравнимо. Нет ни страха, ни беспокойства, ни агрессии, просто нирвана. Нас было четверо, дальнейшая реакция оказалась сильно разной. Потом была пауза месяца полтора. Естественно всем нужно было четко понимать, что нет никакой зависимости. И эта иллюзия, а это была именно иллюзия уже тогда, сформировалась и совпала по времени с днем рождения, который мы отпраздновали как никогда красиво.

В первое время жизнь и вправду была стала значительно ярче, только длилось это совсем недолго. Как-то с утра я почувствовал недомогание, насморк, озноб, позвонил пацанам — сказал, что заболел, — в ответ услышал, как кто-то в компании на другом конце телефона сказал, что у меня «ломка». После этого в промежутках между приходами где-то внутри меня появилась очень неприятное интуитивное ощущение надвигающейся беды. Оно быстро отгонялось крайне интересной и насыщенной жизнью, и самое главное – мне завидовали многие сверстники. Мы производили впечатление.

Все поменялись за несколько месяцев. Нет недоверия еще не было, но уже тогда начались действия, которые мы раньше считали для себя недостойными – отбирали деньги у младших, как бы между делом сами толкали «белый». В этот период иногда я задумывался– «я наркоман?», но на помощь всегда в голове приходили спасительные сравнения с теми, кто тогда уже по-настоящему опустился.

Потом как-то всех разбросало. Один кинул другого. Пропало доверие, у каждого появился свой круг общения. Какой-то ключевой точкой стала смерь отца Сереги. Хороший был мужик, с нами в детстве в футбол играл. Мать знала, что Серый «травится», сначала сама пыталась с ним бороться, потом отцу рассказала, отец разговаривал, убеждал, но когда он своими глазами вот так по-настоящему увидел в один момент в кого превратился его сын, то у него случился инфаркт. Тогда я ждал его в подъезде, Серега вышел из дома быстро, он просто прошел мимо лежащего в коридоре отца. А вечером ему позвонили и сказали, что отец умер. Мы все еще оставались людьми тогда и плакали с ним вместе.

Сейчас Серега еще жив, наверно. Сидит за двойное убийство. Двое друзей из нашей компании умерли. Особенно поразила меня смерть Димона. Когда-то он был таким жизнерадостным, с чувством умора, настоящий лидер класса, никогда не унизит слабого или не допустит несправедливости. Глядя на него тогда, никто и никогда бы не подумал – как может повернуться его жизнь.

Последнего из нас – Руслана родители быстро забрали и переехали в другой город, убегая от проблемы. Но он был самым слабым в компании и первым начат травиться регулярно. Не знаю что с ним, но сегодня понимая, как устроена наркомания, слабо верится, что этот переезд смог на что-то повлиять.

Я прошел через все, что рассказывают про наркоманов. Семья мысленно похоронила меня и просто ждала момента, когда можно будет сделать это физически – лопатой и землей. Я потерял все, что только можно потерять – и только тогда я очень сильно захотел жить. Я не знаю, почему и как так получилось, но сегодня я полтора года нахожусь в здравом уме, не притрагиваясь к наркотикам. Не знаю, сколько бог дал мне еще времени, но хочу прожить это время и умереть не как собака, а как человек.

Многие считают, что чтобы остановиться, нужно достигнуть «дна». Со мной так и случилось, но я не думаю, что это единственно возможный вариант. Рядом со мной выздоравливали и те, у кого минимальные потери, год употребления. Многие начинали выздоровление недобровольно. Есть разные мнения на этот счет, но я считаю, что остановить это безумие человека нужно любым возможным путем. Почти все кого лишил наркотика насильно, спустя какое-то время были за это благодарны.

У меня очень разнообразный и насыщенный жизненный опыт, но я не думаю, что нужно идти по-моему пути. Если бы у меня была возможность вернуться назад, то этого выбора я бы для себя не сделал.

Оцените материал -

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 человек, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.