Наркоманов в Курске учат жить трезво

Весной всю страну потрясло сообщение о взрыве в курской многоэтажке. Только чудом обошлось без жертв, однако несколько квартир были разрушены, люди остались без крыши над головой. Виновником ЧП оказался 23-летний курянин, как позже выяснилось, наркоман. Будучи «под кайфом», он взорвал квартиру, чтобы не открывать дверь участковому. Дом отремонтировали, а парня отправили на реабилитацию. Этот беспрецедентный случай породил новою волну дискуссий об эффективности лечения наркозависимости и о том, что беду легче предотвратить, чем разбираться с ее последствиями. Чтобы узнать, как возвращают наркоманов к нормальной жизни, и вообще – возможно ли это, корреспонденты «ДДД» отправились в реабилитационный центр.

Резиденты со всей страны

Солидный особняк красного кирпича ничем не выделяется на фоне окружающих его домов частного сектора. Ворота заперты, а под кнопкой звонка – белый листок с двумя мобильными телефонами.

«Звонок на ночь отключаем, пришлось продублировать его телефонами, – поясняет наш провожатый. – Ведь резидента могут привезти в любое время суток. Не стоять же ночью людям под забором». «Резидентами» называют тех, кто проходит реабилитацию, избегая ярлыка «наркоман». Интересно, что с латинского это слово переводится как «остающийся на месте», но тут все наоборот. Считается, что лечение будет эффективнее, если наркозависимого вырвать из обычного окружения. Поэтому среди резидентов реабилитационного центра «Вершина» – приезжие из самых разных уголков страны: от Москвы до Владивостока.

Спустя восемь месяцев Саша уверен: наркотики больше не вернутся в его жизнь

Саша попал сюда из Воронежской области. Парню двадцать лет. Но недолгая биография насыщена таким количеством событий, что многим и не снилось. Друзья, работа, свадьба, ребенок, развод, наркологические клиники, увольнение с работы с «волчьим билетом», автокатастрофа, в которой едва не погиб… «Алкоголь впервые попробовал, когда мне было 12, – признается он. – Старший брат с друзьями угостили пивом. Несколько месяцев спустя убирал со стола после какого-то домашнего праздника и из любопытства попробовал то, что осталось в бутылках. Тогда первый раз по-настоящему напился». Марихуана была в 14 лет, потом более серьезные наркотики. К 18 годам Саша плотно сидел на игле. «Меня не интересовало ничего из происходящего вокруг, если это не касалось наркотиков, – вспоминает он. – Удивлялся, как обычные люди могут так жить. Работа, дом, семья – это же скучно». Однажды, будучи под кайфом, парень сел за руль. Очнулся уже в кювете. Машина всмятку, как выжил сам – до сих пор удивляется. Жена не выдержала, ушла и запретила видеться с сыном. С работы уволили с такими рекомендациями, что найти другое место не стоило и пытаться. В один из редких моментов просветления Саша осознал, что находится на самом дне. Пришел к родителям: «Помогите». Именно те узнали о курском реабилитационном центре и привезли сюда сына. Спустя восемь месяцев парень уверен, что наркотики больше не вернутся в его жизнь. «Хочу остаться тут работать, – признается он. – Думаю, мой опыт многим поможет».

 

Не пытайтесь воспитывать наркомана

Самые популярные на сегодня наркотики – курительные смеси и соли. Еще недавно рекламой этой заразы был размалеван буквально весь Курск. Закрашивать стены и стирать надписи с тротуаров помогали в том числе и резиденты реабилитационного центра. Уж им-то хорошо известно, как опасны эти вещества, что творят они с психикой.

По словам медиков, необратимые изменения могут произойти уже через какую-то пару недель. У человека появляются паранойя и суицидальные наклонности. На весь город успели прогреметь несколько трагических историй, когда, накурившись смесей, куряне выбрасывались из окон. Чтобы предотвратить трагедию, за помощью специалистов советуют обращаться как можно раньше.

Родственникам часто сложно признать, что их близкий человек – наркоман. Одни закрывают глаза и продолжают давать деньги, делая вид, что не в курсе, на что человек их тратит, другие пытаются воспитывать, устраивают скандалы, ставят ультиматумы. «И то, и другое – недопустимо, – говорит психолог центра Валерия Родионова. – Человеку нужна квалифицированная помощь, оказать которую могут только специалисты. И помимо лечения в клинике должен быть период реабилитации. Потому что на какое-то время, а речь идет о нескольких месяцах, наркозависимого необходимо изолировать от внешнего мира с его соблазнами. Это обязательный этап выздоровления». По выходе из реабилитационного центра те, кто настроен на дальнейшее выздоровление, продолжают посещать группы взаимопомощи.

 

Реабилитация – дело добровольное

Внешне реабилитационный центр похож на гибрид пионерлагеря и санатория. Деревянные кровати, застеленные по-домашнему пестрым бельем. Теннисный стол в просторном холле. Во дворе – газоны с трогательными фигурками зайчиков и белочек, которым кто-то даже умудрился притащить шишек. Есть и свой скромный огород: помидорная грядка и высыхающая бахча – арбузы размером с грейпфрут и дыни не крупнее яблока.

Занятия спортом — часть терапии

В центре ребята сами обустраивают свой быт. Готовят, убирают, стирают, ухаживают за приусадебным участком. Большинство прежде никогда и не пытались организовывать свое время, пришлось этому научиться. Трудовые десанты, спортивные состязания и арт-мероприятия – тоже часть терапии. День рождения резидента – особенный праздник. Товарищи сами готовят концерт, рисуют плакаты, закупают сладости и воздушные шары. Для кого-то это первый трезвый день рождения во взрослой жизни. Главное, чтобы такие праздники длились как можно дольше.

 

Задача – максимально продлить ремиссию

Большинство работников реабилитационного центра – бывшие наркоманы. Прошли курс реабилитации и решили остаться помогать другим, собственным примером доказывая: все возможно, надо только очень захотеть жить трезво. Остаться здесь работать хочет и Екатерина. На реабилитации девушка уже больше десяти месяцев. Кате 34 года. История курянки похожа на сотни других. «Я росла неуверенной в себе девочкой, из-за высокого роста постоянно дразнили, – вспоминает Екатерина. – Казалось, никто меня не понимает, не любит. Но была своя компания, где все было по-другому». Наркотики попробовала в 16 лет. Несколько раз пыталась завязать. Однажды держалась полтора года. Но с каждым очередным срывом вернуться к нормальной жизни было все сложнее.

«Мне казалось, что я контролирую ситуацию, могу завязать в любой момент, поэтому особой проблемы в этом не видела». Пару раз ложилась в клинику, но как только выходила, тут же отправлялась за очередной дозой. «Укололась прямо в тот же день, рассуждая так: я ж пролечилась, сделала все как надо и заслужила это «поощрение», – рассказывает курянка. В конце концов Катя потеряла работу, испортила отношения с близкими, ведь на наркотики нужны были деньги, и девушка начала тащить из дома все подряд. Получила две судимости. Вдобавок, сидя на игле, заработала тромбофлебит.

О реабилитационном центре для наркозависимых рассказал знакомый. Обратившись сюда, выяснила, что может рассчитывать на получение сертификата на лечение. Доходы Катиных родителей весьма скромны, поэтому такая возможность оказалась в буквальном смысле спасательным кругом. Для девушки это был, пожалуй, единственный шанс выбраться из той среды, в которой она все это время существовала. За лечение и реабилитацию заплатил городской бюджет. Правда, тех денег, которые выделяются, а предельная сумма сертификата – 40 тысяч рублей, на полный курс пребывания не хватит. Но главное было – начать.

Здесь Кате помогли понять, что состояние, в котором она находится, это болезнь и надо научиться жить, каждый день борясь с коварным недугом. С резидентами постоянно работают психологи. «Бывших наркоманов не бывает. Любая зависимость – это хроническое заболевание, излечиться от него полностью невозможно, – поясняет психолог Надежда Воронцева. – Задача – максимально продлить ремиссию. И это уже, конечно, зависит от самого человека».

Источник:http://www.dddkursk.ru/number/1089/new/010245/

Оцените материал -

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока нет голосов)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.